Форум - для православного общения. Изучение и обсуждение пророчеств о наших временах. Гвардия Святой Руси События в церкви и Святой Руси, друзья и враги

Форум друзей, противников экуменизма и апостасии

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Форум друзей, противников экуменизма и апостасии » Духовная жизнь » Святители, преподобные и их наставления


Святители, преподобные и их наставления

Сообщений 211 страница 240 из 287

211

Святитель Серапион, епископ Владимирский и Суздальский

Память 12/25 июля, в Соборах Владимирских и Киевских святых

До 1274 года — архимандрит Киевского Печерского монастыря.

В 1274 году был хиротонисан во епископа Владимирского, Суздальского и Нижегородского митрополитом Кириллом.

В летописи имеются лишь два сообщения о нем. Под 1274 г. говорится: «Того же лета прииде ис Киева митрополит Кирил и приводе с собою архимандрита печерьскаго Серапиона, и постави его епископом Володимерю, Суждалю и Новугороду Нижнему» (Московский летописный свод конца XV в. — ПСРЛ, 1949, т. 25, с. 151). Тот же текст читается в Воскресенской, сходный — в Никоновской летописи. В летописном своде 1479 г. сообщается несколько иначе: «Прииде из Киева митрополит Кирил и постави епископа Володимерю и Суздалю, привед с собою печерскаго игумена Серапиона» (ПСРЛ, 1963, т. 28, с. 61. Тот же текст читается в летописном своде 1518 г.). Под следующим 1175 г. в Московском летописном своде говорится: «В то же лето преставися епископ Володимерьски Серапион, бе же учителей зело в божественом писании, положен же бысть в церкви святыа Богородица во Владимери» (ПСРЛ, т. 25, с. 151). В своде 1497 г. иначе: «Преставися епископ Володимерский Серапион и положен в церкви Пречистая Златоверхия, бе же зело учителей и книжен» (ПСРЛ, т. 28, с. 61; аналогичный текст в своде 1518 г.). Во Владимирском летописце в сообщении о доставлении С. упомянуты только Ростов и Владимир, а в сообщении о его смерти отсутствует характеристика «книжности» епископа (ПСРЛ, 1965, т. 30, с. 95). Кроме того, еще Е. Болховитинову удалось установить, что до доставления во Владимир С. игуменствовал с 1249 по 1274 г.

В науке утверждалась мысль о принадлежности Серапиону, по крайней мере, пяти наставлений. В первом из них он призывает верующих к покаянию, напоминая им о грозных божественных наказаниях — землетрясения (возможно, идёт речь о землетрясении в 1258 г.) и о нашествии иноплеменников. В XIII веке русские земли, которые ещё не избавились от нашествия Батыя, переживали период неблагополучия. Об этом трагическом времени и говорит Серапион: «Се оуже наказаеть ны богъ знаменьи, земли трясеньемь его повелѢньемь: не глаголеть оусты, но дѢлы наказаеть. ВсѢмъ казнивъ ны, богъ не отьведеть злаго обычая. НынѢ землею трясеть и колѢблеть, безаконья грѢхи многия от земля отрясти хощеть, яко лѢствие от древа. Аще ли кто речеть: „Преже сего потрясения бѢша и рати, и пожары быша же“, — рку: „Тако есть, но — что потом бысть намъ? Не глад ли? не морови ли? не рати ли многыя? Мы же единако не покаяхомъся, дондеже приде на ны языкъ немилостивъ попустившю богу; и землю нашю пусту створша, и грады наши плѢниша, и церкви святыя разориша, отца и братью нашю избиша, матери наши и сестры в поруганье быша“».

Серапион призывает отказаться от несправедливого суда, от «грабленья, татбы, разбоя и нечистаго прелюбодѢиства, отлучающа вот бога, сквернословья, лжѢ, клеветы, клятвы и поклепа, иныхъ дѢлъ сотониных», только тогда, надеется проповедник, «оутѢшить ны богъ небесныи, акы сыны помилует ны, печаль земную отиметь вот нас, исходъ миренъ подаст намъ на оную жизнь».

О том же, о глупых нравах и поступках, что, по мнению Серапиона, и является причиной гнева Божьего, говорится и в другом его послании: он опять напоминает о плене земли, о захваченных городах, о трупах убитых мужчин и введённых в плен женщинах и детях, изображая поистине трагическую картину общего несчастья: «Сие уже к 40 лѢт приближаеть томление и мука, и дано тяжькыя на ны не престануть, глади, моровое животъ нашихъ, и в сласгь хлѢба своего изъѢсти не можемъ, и въздыхание наше и печаль сушат кости наша.» И опять проповедник призывает к покаянию, к отказу от глупых дел в надежде на милость Бога.

Той же теме — отображению современных ему событий — посвящённое и третье «слово» Серапиона, но всякий раз он находит всё новые и новые краски, изображая трагическую судьбу разорённой нашествием Русской земли: кровью родителей и братьев земля пропитана как водой в наводнение, исчезли крепости и сила наших князей и воевод, города опустели, заросли сорняковой травой сёла, наши богатства в настоящее время стали сокровищами иноплеменников.

В четвертом и пятом наставлениях Серапион выступает против языческого обычая по наущению волхвов поддавать казни людей, обвиняемых в колдовстве. Серапион осуждает эти суеверия во всеоружии своей христианской образованности. «ГдѢ сие есть въ Писаньи, еже человѢкомъ владѢти обильемъ или скудостью? подавать или дождь, или теплоту? О, неразумнии! вся богъ творит, якоже хощет; бѢды и скудость посылаеть за грѢхи наша и наказая насъ, приводя на покаянье».

В основе религиозно-философской концепции Серапиона Владимирского лежит идея величия человека, созданного Господом: «Великии бо ны Господь створи». И это величие проявляется в заповеди любви, заложенной в сердца людей Самим Господом как самой главной: «Еже Самого Владыкы нашего болшая заповедь, еже любити друг друга, еже милость любити ко всякому человеку, еже любити ближняго своего аки себе». И только любовью можно устроить нормальную человеческую жизнь: «Всегда в любви пребывающи, мирно поживемъ».

Если же люди смогут соблюсти Божии заповеди, то Господь дарует им и радостную жизнь на земле, и вечное спасение и жизнь в Царствие Небесном после смерти, ради которого, собственно говоря, и были созданы люди: «И милость Господня излеется на ны, мы же в радости поживемъ в земле нашей, по ошествии же света сего придем радующеся, акы чады къ Отцю, к Богу своему и населдим Царство Небесное, его же ради от Господа создани быхом».

Однако люди не способны пребывать в Господней благодати и соблюдать Его заповедания. Не справляющиеся со многими искушениями, люди впадают в грехи. Именно в нравственном оскудении русского народа, в забвении им христианских заповедей Серапион Владимирский видит главную причину нового, рабского, униженного положения Руси, завоеванной татарами. «Кто же ны сего доведе? — задает он риторический вопрос, и дает ответ: — Наше безаконье и наши греси, наше неслушанье и наше непокаянье». И Серапион с горечью и болью перечисляет грехи русского народа: ложь, клевета, грабежи, воровство, разбои, сквернословие, прелюбодейство, зависть, злоба, ненависть, жадность… Серапион Владимирский не останавливается на перечислении лишь этих нравственных, греховных качеств. К грехам он относит и скверные и немилостивые суды, и неправедные лихоимства, безжалостное ростовщичество, т. е. социальные явления. Столь же греховным считает Серапион и возрождение языческих обычаев — колдовства, гаданий. А совсем тяжкое впечатление на него производит возрождение человеческих жертвоприношений: «Аже еще поганьскаго обычая держитесь: волхованию веруете и пожигаете огнем невиные человекы и наводите на всь миръ и градъ убийство».
По убеждению Серапиона Владимирского именно за эти прегрешения Русь и наказана Господом. В «Словах» Серапиона предстает яркая картина «казней Божиих», которым она подверглась, самым страшным из которых стало татарское нашествие. Причем, по мнению мыслителя, Господь заранее предупреждал русский народ о Своем гневе. Серапион перечисляет многие предзнаменования, случившиеся задолго до татарского завоевания: голод, мор и землетрясение, обрушившиеся на Русь в 1230, солнечное затмение в 1206, затмение луны в 1207, появление комет в 1223 и 1230. Все эти природные явления и были предупреждениями Господними о греховности русского народа.

Как можно заметить, в религиозно-философских взглядах Серапиона Владимирского самую большую роль играет идея страха Божиего, как наказания за грехи. Однако испытание страхом Божиим — это и путь к спасению. В своих проповедях он постоянно взывает к пастве, объясняя, что гнев Господень до тех пор будет обрушиваться на Русь, пока сами русские люди не покаятся и не вернутся к Господу: «Молю вы, братье, кождо васъ: внидите в помыслы ваша, узрите сердечныма очима дела ваша, — възненавидете их и отверзете я, к покаянью притецете». И чем искреннее раскаяние, тем быстрее Всемилостивый Господь простит русских людей и вернет им свое покровительство. И недаром Серапион уверен, что Господь «ждеть нашего покаянья, миловати ны хощеть, беды избавити хощеть, зла хощеть спасти!»

В этом смысле Серапион Владимирский четко осознает и формулирует задачи, стоящие перед Русью, — необходимо покаяние, избавление от грехов, духовное возрождение, без которого невозможно преодолеть внутренние распри и объединить силы в борьбе с врагом.

В учении о страхе Божием, которого придерживается Серапион Владимирский, вполне естественно можно усмотреть влияние византийской трактовки христианского вероучения. Однако русский мыслитель, в соответствии с реальной исторической обстановкой, вполне творчески подходит к некоторым христианским положениям. Так, когда он в одной из проповедей перечисляет заповеди Господни, он, видимо, совершенно сознательно не упоминает заповедь «люби врага своего» — в реальной жизни подобный призыв можно было рассматривать как предательство. Следовательно, для Серапиона главным оказывается не просто призыв к христианскому благочестию, но духовное укрепление русского народа в борьбе за возрождение Русского государства.

Несомненно, своими выступлениями Серапион способствовал духовному очищению народа, укреплению в нем чувства патриотизма. Более того, проповеди Серапиона Владимирского вселяли в сердца людей крепкую надежду на спасение и на неизбежное освобождение от тяжкого иноземного ига. Ведь, по его искренней вере, всех возвратившихся к Христовым заповедям Господь простит и вновь наделит Своей Благодатью. И недаром в народе вплоть до ХIХ в. Серапиону Владимирскому поклонялись как одному из заступников в тяжелые жизненные времена.

Скончался в глубокой старости 12 июля 1275 года.

Гробница находится в Успенском кафедральном соборе г. Владимира.

0

212

Святитель Григорий, епископ Акрагантийский

Святитель Григорий, епископ Акрагантийский, родился на острове Сицилия, в селении Претория, недалеко от города Акраганта, от благочестивых Харитона и Феодотии. Восприемником младенца Григория при Крещении был епископ Акрагантийский Патамион. К десяти годам мальчик, отданный на обучение, овладел грамотой, умел читать, петь церковные песнопения. В 12-летнем возрасте святой Григорий был поставлен в клирики. Духовное руководство над ним было поручено архидиакону Донату. Святой Григорий прослужил при церкви Акрагантийской 10 лет. Однажды Ангел Господень явился святому юноше, имевшему горячее желание посетить Иерусалим, и сказал, что Бог благословил его намерение.

В Иерусалиме святой Григорий был представлен Патриарху Макарию (563 - 574), который оставил благочестивого юношу для служения в своем кафедральном соборе, рукоположив его во диакона. Душа святого Григория жаждала иноческого подвига, и Патриарх, благословив, отпустил его в монастырь на Елеонскую гору. Через год святой Григорий ушел из обители к старцу-пустыннику, который в течение четырех лет учил его духовной мудрости, смирению и правилам иноческой жизни. Подвижник, провидя в святом Григории будущего великого светильника Церкви, благословил его покинуть затвор.

Оставив старца, святой Григорий пробыл некоторое время в Иерусалиме, а затем отправился в Константинополь, где его с любовью приняла братия монастыря во имя святых мучеников Сергия и Вакха. Выдающиеся подвижнические труды инока Григория, его духовный опыт и богословские познания обратили на себя внимание Патриарха Константинопольского Евтихия (552 – 565), по настоянию которого святой участвовал в деяниях Пятого Вселенского Собора (553). По окончании Собора святой Григорий отправился в Рим, чтобы там поклониться гробницам святых апостолов Петра и Павла.

В то время скончался епископ Акрагантийский. Старейшие клирики и именитые граждане Акраганта прибыли в Рим с просьбой к папе определить преемника на их кафедру из тех кандидатов, которые были ему представлены. Однако папа отклонил их предложения и, по внушению свыше, призвал на епископское служение святого Григория.

Несколько лет святитель Григорий мирно управлял врученной ему от Бога паствой, был защитником обездоленных, мудрым проповедником, чудотворцем-целителем. И в архиерейском сане святитель Григорий вел жизнь инока-подвижника, ревностно храня монашеские обеты. Паства любила своего святителя, верила ему. Однако у святого владыки были и недоброжелатели, которые решились его оклеветать. Завистники тайно, когда святой Григорий был в храме, провели в его покои подкупленную блудницу, а затем перед народом, который после Богослужения провожал своего владыку до дверей дома, вывели ее и обвинили святителя Григория в смертном грехе прелюбодеяния. Святого епископа тут же взяли под стражу. Народ пытался защитить владыку, но безуспешно. На суде блудница лжесвидетельствовала против святителя Григория. Как только она произнесла слова клеветы, с ней случился приступ беснования. Тогда судьи обвинили святителя в колдовстве. Святитель Григорий был отправлен на суд к Римскому епископу вместе с доносом о его «преступлениях». Папа, прочитав донос, не пожелал видеть обвиняемого и приказал заключить его в темницу. Безропотно переносил святой свое унижение, пребывая в постоянной молитве. О его молитвенном подвиге и даре чудотворений скоро стало известно в городе и округе. В темницу стали приходить благочестивые римляне, которых заключенный святитель учил праведной жизни, а больным испрашивал у Господа исцеления.

Через два года к папе приехал прозорливый старец, по имени Марк, знавший святого Григория еще юношей. Старец не поверил доносу и упросил папу созвать Собор, чтобы разобрать дело Григория. По приглашению папы на Собор прибыли многие клирики города Акраганта, а также все, оклеветавшие святителя, в том числе и блудница. Из Константинополя прибыли в Рим три епископа и императорский сановник Маркиан. В дороге Маркиан тяжело заболел. По совету многих людей, прежде получивших исцеление молитвами святителя Григория, слуги отнесли умирающего в темницу, где томился чудотворец. По молитвам святого Григория Господь даровал Маркиану исцеление.

На Соборе клеветники пытались отстаивать свое обвинение и, как главное доказательство, представили суду обезумевшую блудницу, утверждая, что Григорий околдовал ее. Святитель, сотворив над ней молитву, изгнал беса. Женщина пришла в себя и открыла Собору всю правду. Клеветники были посрамлены и осуждены. Маркиан хотел даже казнить их, но святой Григорий испросил для них прощение.

Святитель Григорий с почестями вернулся на свою кафедру и, окруженный любовью пасомых, управлял Церковью до своей мирной кончины.

0

213

Преподобный Гавриил (Зырянов).

Краткое Житие.
7/20 октября
http://www.panteleimon-vyatka.ru/images/stories/blagovest/varnava.jpg

Гавриил Федорович Зырянов родился 14 марта 1844 года в деревне Фроловой Ирбитского уезда Пермской губернии. Будущий старец получил религиозное воспитание, но родители с трудом отпустили сына в монастырь. Прибыв в Оптину 13 августа 1864 года Ганя заплакал от умиления. А игумен сказал: «Видишь, вот ты и заплакал… Всегда помни день своего поступления и будь таким же, как теперь. Живи так и спасешься».
Гавриил нес послушания на колокольне, в хлебной, в просфорне, был распорядителем на игуменской кухне. Духовно окормлялся у преп. Амвросия и преп. Илариона Оптинских.
В Оптиной пустыни Гавриил нес послушания десять лет, а постриг все затягивался, что, конечно же, печалило молодого послушника, ибо постриг — не награда, а покаяние... Эта жизнь была, как бы это помягче выразиться, ошибкой прп. Амвросия.
Ну, что же, и святые ошибаются...
Послушник решил убежать из Оптиной!  Гавриил поселился в московском Высокопетровском монастыре, где через год, в 1875 году, принял постриг с именем Тихон (в честь святителя Тихона Задонского) и был рукоположен в иеродиакона.
От суеты столичной жизни отец Тихон удаляется в 1881 году в Раифскую пустынь, находившуюся вблизи города Казани. 24 января 1883 года отца Тихона рукополагают в сан иеромонаха и определяют духовником братии.
Вскоре иеромонах Тихон переводится в Седмиезерную пустынь. В этой пустыни, расположенной в десяти километрах от Казани, будущий старец-схимник прожил 25 лет, здесь и явился во всей своей полноте дар его старчества.

В 1892 году Тихон принял постриг в великую схиму с именем в честь Архангела Гавриила, а в  1902 году возведен в сан архимандрита.
Высочайший духовный авторитет, а также его активная хозяйственная деятельность вызвали недовольство у некоторых насельников и в светских кругах. Среди
Прп.старец Гавриил

неоднократных жалоб в Синод был и донос, в котором его обвиняли в развале монастыря и в принадлежности к социал-демократической партии.
Доносили на старца его собственные послушники! Вот так бывает.... После отстранения от должности «батюшка чуть не умер от потрясения».
Впоследствии он был оправдан, но уже остался инвалидом...
В конце июня 1908 года схиархимандрит Гавриил приехал в псковский Елеазаров монастырь. Напряженную молитвенную жизнь (ежесуточно вычитывал 12 тысяч Иисусовых молитв, полуночницу, кафизмы, часы, вечерню, келейное правило) архим. Гавриил сочетал со старческим служением и активной перепиской с духовенством и мирянами. С 1912 года старец стал заметно слабеть. Когда в июле 1914 года началась война, старец был вынужден переселиться в Казань. В этом городе он и отошел ко Господу 24 сентября 1915 года. Похоронен в церкви Седмиезерной пустыни.
После разорения в 1929 году Седмиезерной пустыни, мощи преп. Гавриила вместе с Седмиезерной Смоленской иконой сохранил иеросхимонах Серафим (Кашурин). 25 декабря 1996 года старец Гавриил канонизирован.

Мощи его с 2000 года находятся в восстановленной Седмиезерной пустыни.

Молитва болящего

10.07.2011 15:37 | Иерей Сергий |
Преподобный Гавриил (1844 — 1915) прославлен в 1997 г. в лике местночтимых святыхКазанской епархии. Он положил начало монашеским подвигам в Оптиной пустыни под руководством преподобного Амвросия. Затем он подвизался в Седмиезерной пустыни вблизи Казани, а также в Спасо-Елеазаровой пустыни Псковской епархии. Преподобный Гавриил воплотил в себе дух древних восточных аскетов. Основным и главным в его духовном делании было стяжание любви Божией.

Молитва болящего ярко характеризует живую веру Великого Старца. Она была составлена им в болезни. Епископ Варнава (Беляев) записал эту молитву, но издать ее в 1900 году не  дали... По-видимому, вокруг ее публикации в книге о. Гавриила, вышедшей при его жизни (Поучения и слова иеросхимонаха Гавриила. Казань, 1900), происходила борьба…
В списке книги, сохранившемся в отделе рукописей и редких книг Научной библиотеки Казанского государственного университета им. Н.И.Лобачевского (ед. хр. 6.213), имеется распоряжение цензора Мих. Богословского, запрещающее Молитву болящего к печати.
Прошло 100 лет. Время все расставило на свои места. и сейчас эта молитва из записок еп. Варнавы публикуется впервые. - Исихазм.ru


http://sppsobor.by/wp-content/uploads/2012/07/14-60_%D0%93%D0%90%D0%92%D0%A0%D0%98%D0%98%D0%9B_%D0%97%D1%8B%D1%80%D1%8F%D0%BD%D0%BE%D0%B2.jpg

Молитва схиархимандрита Гавриила (Зырянова), читаемая в болезни

О! Пресвятая Богородице Дево, жива сущая и по смерти спасающая присно наследие Твое, услыши воздыхание души моей, призывающей Тебя на помощь! Сниди с небесе, прииди и коснися ума и сердца моего, открой зрение души моея, да узрю Тя, Госпоже моя, и Сына Твоего, Создателя, Христа и Бога моего, и уразумею, что есть воля Его и чего лишаюся аз. Ей, Госпоже моя, потщися помощью Твоею и моли Сына твего, да присетит мя благодатию Своею, да в любви Его прикованный у ног Его пребуду во веки, аще в ранах и болезни, аще недугующий и расслабленный телом, но у ног Его. К Тебе взываю, Господи Иисусе! Ты моя радость, жизнь, здравие, радость паче мира  радости, весь состав жизни моея. Ты еси свет паче всякого света. Вижу недвижное от болезни тело мое, чувствую расслабление всех членов моих, боли в костях моих. Но, о свете мой! Да как услаждают меня лучи света Твоего, Падающие на раны мои! Согретый теплотою их, забываю все и у ног Твоих слезами моими омываю грехи мои, возвышаюся, светлеюся. Сие едино прошу у Тебя, Иисусе мой, - не отврати лица Твоего от меня, дай мне вечно у ног Твоих радостно оплакивать грехи мои, ибо при виде Тебя, Господи, покаяние и слезы для меня усладительнее радостей всего мира.О свете, радость моя, сладость моя, Иисусе! Не отрини же меня от ног Твоих, Иисусе мой, но по молитве моей со мной присно буди, да живя Тобою, славлю Тя со Отцем и Духом во веки.
Молитвами Богородицы и всех святых Твоих услыши мя, Господи.
Аминь.

0

214

Преподобный Пахомий Великий

http://pravoslav-voin.info/uploads/posts/2013-05/1368982292_pahomi28-05-1.jpg
   

Пахомий родился в Египте, в семье язычников. Достигнув юношеского возраста, поступил на военную службу. Шла война. Претерпевая невзгоды, обычные при передвижении войск в военное время, новобранец Пахомий был приятно удивлен, когда встретил радушное обращение со стороны жителей одного фиваидского города, через который случилось проходить.

Что жители нас снабдили пищей и одеждой и утешили добрым словом? - спросил молодой воин.

- Это христиане, - отвечали ему. - Они всегда милостивы, гостеприимны, не мстительны даже к своим врагам и бескорыстны. Воздаяния же они ожидают только от единого Бога, живущего на небесах.

Эти слова запали глубоко  в душу Пахомия, и он решил, что если Бог сохранит его невредимым на поле брани, то обязательно присоединится к христианам, о которых до сих пор ничего не знал. Так он  и поступил. Вернувшись  с войны, он обратился к христианскому священнику с просьбой разъяснить суть веры и, получив наставления, принял крещение и приобщился Святых Тайн. В ту же ночь ему привиделась роса , упавшая с неба и наполнившая ладонь его правой руки, и послышался голос : «Уразумей, Пахомий, что это - знамение благодати, которую ниспосылает тебе Христос...»

Вскоре, преисполненный новых, неземных чувств, Пахомий пожелал удалиться от мира и отправился в Фиваидскую пустыню.  Однажды, остановившись у Тавенны на берегу Нила для молитвы, он внезапно почувствовал, что должен поселиться на этом месте и устроить здесь монастырь... В эту минуту ему явился ангел в виде схимника и вручил уставы и правила постнического жития.

Пахомий рассказал о своем видении старцу Паламону. Вместе они рассмотрели указанное место, и Пахомий взялся за устроение монастыря. В это время к нему прибыл его брат Иоанн. Но так как он искал в пустыне безмолвия и уединения, ему не понравились мысли брата об обширной и много людной обители, и он стал противоречить и препятствовать Пахомию в его трудах. Пахомий, убежденный, что действует по указанию Божию, не мог переносить противодействия со стороны Иоанна и однажды в порыве гнева уже готов был обрушиться на него с упреками. Но он тотчас опомнился и, затворившись в своей келье, всю ночь провел в слезах, скорбя, что поддался гневу, и с сокрушением взывая к Богу: «Вижу, Господи, что мудрость плотская, еще владычествует во мне... Горе мне, что в течение долгой жизни в пустыне не научился я укрощать свой гнев. Как дерзну я руководить другими, когда сам себя не умею побеждать». И с того времени Пахомий не стал спорить с братом и уступал ему во всем. Только после смерти Иоанна он приступил к строительству монастыря.

На другом берегу Нила Пахомий основал и женский монастырь. Случилось это так. У преподобного была сестра. Прослышав о подвижнической жизни брата, она пожелала посетить его в Тавенне. Когда Пахомию доложили о ее прибытии, он послал сказать, что не может увидеться с ней, и просил не обижаться. Если же она хочет подражать его жизни, он построит для нее особую келью. Сестра подвижника была поражена этим неожиданным предложением, но вместе с тем, сердце ее было тронуто, и она решила последовать совету брата. Тогда, избрав место для обители вдали от мужского монастыря, Пахомий велел построить келью для своей сестры и постриг ее в инокини. Когда вокруг нее собрались другие отшельницы, Пахомий и им дал устав и таким образом стал основателем общежития для вверившихся ей инокинь. Слава о подвигах тавеннских инокинь быстро распространялась и наконец дошла до Запада. В Риме многие и богатейшие знатные женщины пожелали подражать им в подвижничестве.

Главными правилами для тавеннских монахов были безусловное послушание  и нестяжательство; при этом - труд, сопровождаемый молитвой. Одним из главных занятий было рукоделие.

В Тавенне строго соблюдались правила гостеприимства. Приходивших клириков или монахов принимали почтительно, обмывали им ноги, помещали в приемных домах, устроенных у монастырских ворот.

Пахомий принимал в монастырь и детей, чтобы дать им воспитание  в духе христианского благочестия.

Преподобный Пахомий скончался в 348 году во время эпидемии, распространившейся в его монастырях. За два дня до смерти он созвал начальников и строителей монастырей и сказал им:

- Чувствую, что конец мой приближается. Помните, что я вам внушал. Будьте бодры в молитвах и рассудительны во всех действиях. Сближайтесь только с теми, которые боятся Бога и могут принести вам пользу и душевное утешение своей беседой. Изберите между вами человека, который правил бы вами по духу Божию.

0

215

Житие преп. Макария, игумена Калязинского, чудотворца

http://www.rusfront.ru/300309/images/makarij.jpg

В 1400 году в селе Гритково (позднее Кожино) близ города Кашина в семье боярина Василия Кожина и его жены Ирины родился сын Матфей. Семья была боголюбивой, строго чтившей заповеди Господни, поэтому с детства мальчик воспитывался в вере и богопочтении. С юности Матфей стремился к монашеству, но исполняя заповедь Божью о послушании воле родителей, молодой человек женился на благородной и благочестивой девушке – Елене Яхонтовой. Господь так устроил, что этому браку не суждено было стать долгим. Через год после свадьбы сына его родители скончались, еще через два года умерла и жена Матфея.

А еще на заре своей супружеской жизни молодые люди договорились: если кто из них умрет, другой уйдет в монастырь. Сразу же после погребения жены, даже не заходя домой, он удалился в располагавшийся поблизости Кашинский Клобуков монастырь. Там он принял постриг, получив имя Макарий, и начал свой строгий подвиг. Через некоторое время у него появилось сильное желание удалиться в пустыню и предаться полному безмолвию и уединению. Игумен монастыря благословил его на этот новый подвиг.

Отправившись в близлежащие леса на поиск безлюдных мест, Макарий нашел такое в 18 верстах от Кашина на левом берегу Волги. Здесь он водрузил крест и поставил келью. Долго жил в ней отшельник в непрерывном посте и упорных молитвах. Слава о его подвигах и святости со временем начала расходиться по округе, и к нему устремились многие приверженцы иноческой жизни. Так основался Троицкий Калязинский мужской монастырь, игуменом которого стал Макарий. Очевидцем и свидетелем богоугодной жизни Макария и строгости его устава был знаменитый подвижник монашества того времени – святой преподобный Иосиф Волоцкий.

По мере укрепления обители (сер. XV в.), и особенно после возведения деревянного храма во имя Живоначальной Троицы, против Макария стали выступать соседние бояре. Например, Иван Коляга (считается, что от его имени и произошло название города Калязина) так встревожился за свои земли, что решил убить Преподобного. Но Господь не допустил этого. Коляга был наказан: внезапно от какой-то болезни умерли все члены его семьи, а вскоре и сам он серьезно занемог. Считая все эти напасти наказанием Господним за свой злой умысел, Коляга велел отнести себя, больного, в монастырь к Макарию и исповедовался ему во всем, со слезами прося прощения. Конечно же, он был прощен. Более того, под воздействием проповедей Макария Коляга отрекся от мира и сам принял постриг, подарив монастырю все свои земли...

Преподобный Макарий Калязинский был великим чудотворцем, прозорливцем, обладал даром исцеления больных и умиротворения страждущих, он также удостоился особенной благодати Господней: как Божий человек, стал покорять себе силы природы. Много стяжал преподобный добродетелей. Особо украшен он был беззлобием. Милосердие показывал он одинаково всем, но более своим врагам, которые творили ему пакости. Миловал их, как родных детей.

Преподобный никогда не переставал помнить, что он только «пресельник на земле оной и пришлец». Поэтому он непрестанно имел в сердце печаль по Боге и воздыхал к Нему от всей души. Памятуя всегда об исходе из сего видимого мира к иному, невидимому, преподобный Макарий, дожив до глубокой старости, предощущал свою кончину. Он мирно почил о Господе в лето от Рождества Христова 1483, 17-й день марта месяца. Последние слова его были: «Слава Богу о всем! Аминь».

Макарий Калязинский был погребен возле построенной им деревянной церкви. Когда же храм обветшал, жертвователи решили вместо него поставить новую, каменную церковь. Когда рыли рвы под фундамент, был обретен гроб Преподобного. От его нетленных мощей исходило благоухание, седины старца были чистые, и даже риза не истлела. Произошло это 26 мая 1521 года. Множество исцелений больных с тех пор происходило при мощах Макария Калязинского.

В 1547 году на Московском Соборе преподобный Макарий был причислен к лику святых Божьих угодников и наименован великим чудотворцем. Преподобный Макарий стал сорок шестым канонизированным русским святым. Его память было постановлено праздновать во всех церквах по всей России: 17 / 30 марта (день его кончины) и 26 мая / 8 июня (день обретения святых мощей).

Рака с мощами Преподобного была вскрыта в 1919 году. Мощи были переданы первому директору Калязинского краеведческого музея Ивану Федоровичу Никольскому, который намеренно не вписал их в инвентарные книги. Благодаря этому власти забыли о них. В 1982 году о мощах снова вспомнили. Местные верующие обратились с просьбой вернуть их Церкви. Городские власти создали комиссию, которая дала заключение о том, что хранящиеся мощи Макария Калязинского якобы таковыми не являются, а есть кости неизвестного происхождения. Было дано распоряжение сжечь мощи. Но молодой директор музея – ему был только 21 год – спрятал святыню. В 1988 году нетленные мощи преподобного Макария Калязинского официально возвращены Церкви. Ныне они покоятся в Твери, в кафедральном соборе Белая Троица.

С. В. Кустов, «Жития Калязинских святых». Тверь, 2002

http://www.rusfront.ru/300309/index-4.html

0

216

Святитель Григорий Палама

http://days.pravoslavie.ru/Images/is1745.jpg

Святитель Григорий Палама, архиепископ Солунский, родился в 1296 году в Малой Азии. Во время турецкого нашествия семья бежала в Константинополь и нашла приют при дворе Андроника II Палеолога (1282 - 1328). Отец святого Григория стал крупным сановником при императоре, но вскоре умер, и сам Андроник принял участие в воспитании и образовании осиротевшего мальчика. Обладая прекрасными способностями и большим прилежанием, Григорий без труда освоил все предметы, составлявшие полный курс средневекового высшего образования. Император хотел, чтобы юноша посвятил себя государственной деятельности, но Григорий, едва достигнув 20 лет, удалился на Святую Гору Афон в 1316 году (по другим сведениям, в 1318) и поступил послушником в монастырь Ватопед, где под руководством старца, преподобного Никодима Ватопедского (память 11 июля), принял постриг и начал путь подвижничества. Через год ему явился в видении святой евангелист Иоанн Богослов и обещал свое духовное покровительство. Мать Григория вместе с его сестрами также приняла монашество.

После преставления старца Никодима инок Григорий проходил 8 лет свой молитвенный подвиг под руководством старца Никифора, а после кончины последнего перешел в Лавру преподобного Афанасия. Здесь он прислуживал за трапезой, а затем стал церковным певцом. Но через три года (1321), стремясь к более высоким ступеням духовного совершенства, он поселился в небольшой отшельнической обители Глоссии. Настоятель этой обители стал учить юношу сосредоточенной духовной молитве - умному деланию, которое постепенно разрабатывалось и усваивалось монахами, начиная с великих пустынников IV века, Евагрия Понтийского и преподобного Макария Египетского (память 19 января). После того, как в XI веке в трудах Симеона Нового Богослова (память 12 марта) подробное освещение получили внешние молитвенные приемы умного делания, оно было усвоено афонскими подвижниками. Опытное применение умного делания, требующее уединения и безмолвия, получило название исихазма (от греч. покой. молчание), а сами практикующие его стали называться исихастами. За время пребывания в Глоссии будущий святитель полностью проникся духом исихазма и принял его для себя как основу жизни. В 1326 году из-за угрозы нападения турок вместе с братией он перебрался в Солунь (Фессалоники), где тогда же был рукоположен в сан священника.

Свои обязанности пресвитера святой Григорий сочетал с жизнью отшельника: пять дней недели проводил в безмолвии и молитве, и только в субботу и воскресенье пастырь выходил к народу - совершал богослужение и произносил проповеди. Его поучения часто вызывали у предстоящих в храме умиление и слезы. Однако полная отрешенность от общественной жизни святителю была несвойственна. Иногда он посещал богословские собрания городской образованной молодежи во главе с будущим Патриархом Исидором. Возвращаясь как-то из Константинополя, он обнаружил близ Солуни местечко Верии, удобное для уединенной жизни. Вскоре он собрал здесь небольшую общину монахов-отшельников и руководил ею в течение 5 лет. В 1331 году святитель удалился на Афон и уединился в скиту святого Саввы, близ Лавры преподобного Афанасия. В 1333. году он был назначен игуменом Есфигменского монастыря в северной части Святой Горы. В 1336 году святитель вернулся в скит святого Саввы, где занялся богословскими трудами, которых не оставлял уже до конца жизни.

А между тем в 30-е годы XIV века в жизни Восточной Церкви назревали события, поставившие святителя Григория в ряд наиболее значительных вселенских апологетов Православия и принесшие ему известность учителя исихазма.

Около 1330 года в Константинополь из Калабрии приехал ученый монах Варлаам. Автор трактатов по логике и астрономии. умелый и остроумный оратор, он получил кафедру в столичном университете и стал толковать сочинения Дионисия Ареопагита (память 3 октября), апофатическое богословие которого было признано в равной мере и Восточной и Западной Церквами. Вскоре Варлаам поехал на Афон, познакомился там с укладом духовной жизни исихастов и, на основании догмата о непостижимости существа Божия, объявил умное делание еретическим заблуждением. Путешествуя с Афона в Солунь, оттуда в Константинополь и затем снова в Солунь, Варлаам вступал в споры с монахами и пытался доказать тварность Фаворского света; при этом он не стеснялся поднимать на смех рассказы иноков о молитвенных приемах и о духовных озарениях.

Святитель Григорий, по просьбе афонских монахов, обратился сначала с устными увещаниями. Но, видя безуспешность подобных попыток, он письменно изложил свои богословские доводы. Так появились "Триады в защиту святых исихастов" (1338). К 1340 году афонские подвижники с участием святителя составили общий ответ на нападки Варлаама - так называемый "Святогорский томос". На Константинопольском Соборе 1341 года в храме Святой Софии произошел спор святителя Григория Паламы с Варлаамом, сосредоточившийся на природе Фаворского света. 27 мая 1341 года Собор принял положения святителя Григория Паламы о том, что Бог, недоступный в Своей Сущности, являет Себя в энергиях, которые обращены к миру и доступны восприятию, как Фаворский свет, но являются не чувственными и не сотворенными. Учение Варлаама было осуждено как ересь, а сам он, преданный анафеме, удалился в Калабрию.

Но споры между паламитами и варлаамитами были далеко не закончены. К числу вторых принадлежали ученик Варлаама, болгарский монах Акиндин и Патриарх Иоанн XIV Калека (1341 - 1347); к ним склонялся и Андроник III Палеолог (1328 - 1341). Акиндин выступил с рядом трактатов, в которых объявлял святителя Григория и афонских монахов виновниками церковных смут. Святитель написал подробное опровержение домыслов Акиндина. Тогда Патриарх отлучил святителя от Церкви (1344) и подверг темничному заключению, которое продолжалось три года. В 1347 году, когда Иоанна XIV на патриаршем престоле сменил Исидор (1347 - 1349), святитель Григорий Палама был освобожден и возведен в сан архиепископа Солунского. В 1351 году Влахернский Собор торжественно засвидетельствовал православность его учения. Но солуняне приняли святителя Григория не сразу" он вынужден был жить в разных местах. В одну из его поездок в Константинополь византийская галера попала в руки турок. Святителя Григория в течение года продавали в различных городах как пленника, но и тогда он неутомимо продолжал проповедь христианской веры.

Лишь за три года до кончины вернулся он в Солунь. Накануне его преставления ему явился в видении святитель Иоанн Златоуст. Со словами "В горняя! В горняя!" святитель Григорий Палама мирно преставился к Богу 14 ноября 1359 года. В 1368 году он был канонизован на Константинопольском Соборе при Патриархе Филофее (1354 - 1355, 1362 - 1376), который написал житие и службу святителю.

0

217

ЖИТИЕ СВЯТИТЕЛЯ ДИОНИСИЯ, АРХИЕПИСКОПА СУЗДАЛЬСКОГО

http://www.ruskalendar.ru/upload/iblock/971/9718891a7efca6304179d354b694344f.jpg

Дионисий, в мире Давид, родился на юге России, в Киевских пределах, в начале XIV столетия. Кто были его родители и где они жили — неизвестно. Обучившись грамоте, он с ранних лет посвятил себя подвигам иноческой жизни в Киево-Печерской лавре. Из любви к уединению он с благословения настоятеля обители удалялся с некоторыми из братии на север России, взявши с собой на память о Киево-Печерской лавре копию с чудотворной Киево-Печерской иконы Божией Матери. На берегу Волги, ниже верст на пять от Нижнего Новгорода, на месте, напоминавшем Киево-Печерскую лавру, Дионисий выкопал себе пещеру и поселился в ней. Сначала он жил здесь один отшельником, а потом, когда собрались к нему искатели безмолвия (около 1335 года) основал монастырь с храмом в честь Вознесения Господня. Обширным знанием правил веры и строгой подвижнической жизнью Дионисий приобрел себе всеобщее уважение. Современники видели в нем мужа кроткого, рассудительного, знающего Святое Писание, учительного, славного постничеством и исполненного любви ко всем. Под опытным его руководством воспитались в иноческой жизни великие подвижники: прп. Евфимий Суздальский и прп. Макарий Желтоводский, Унженский и учительные старцы, каков был Павел Высокий. В 1352 году святой старец послал двенадцать человек из своей братии в «верхние грады и страны, идеже Бог кого благословит» для духовного просвещения народа и основания новых обителей.
С глубоким уважением к св. Дионисию относились нижегородские князья Константин Васильевич, много заботившийся о построении церквей, сыновья его Борис, Димитрий и Андрей Константиновичи и дорожили мудрыми его советами и наставлениями, почему, приезжая к своему отцу, они посещали Печерский монастырь и делали значительные пожертвования в пользу обители. Супруга Андрея Константиновича Анастасия Ивановна, по совету св. Дионисия, основала в Нижнем Новгороде женский монастырь в честь Зачатия Пресвятой Девы в 1355 г., а по смерти своего мужа она под именем Вассы была пострижена в иночество св. Дионисием в 1371 году. По примеру ее приняли монашество многие «болярины: жены, и вдовицы, и девицы».

Находясь в близких отношениях к великим князьям, Дионисий лично был известен и всероссийским митрополитам. Свт. Алексий, Московский митрополит, нередко, во время своих странствований в Орду, посещал Нижний Новгород и, бывая в Печерском монастыре, высоко оценил благочестивую жизнь преподобного Дионисия, которого сначала посвятил в игумена, затем в архимандрита, а в 1374 году вызвал его в Москву для посвящения в сан епископа Суздальского и Нижегородского. По кончине святого Алексия преподобный Сергий, узнавший Дионисия еще в Печерском монастыре в 1365 году, предлагал великому князю Димитрию избрать Дионисия в митрополиты. Но великий князь Димитрий настоятельно хотел видеть митрополитом любимца своего Михаила (Митяя) и созвал епископов для его посвящения в Москве; только один из них, блаженный Дионисий, смело говорил князю: «Кто это учит тебя, государь, переменять закон по своему усмотрению? Не следует быть тому, чего желают от тебя и от нас!» Он убеждал князя, что по зависимости Русской Церкви от Цареградской поставление первосвятителя без воли вселенского патриарха будет незаконно. Великий князь должен был согласиться с мнением Дионисия, и Митяй отправился в Константинополь, угрожая, что по возвращении лишит Дионисия сана и своими руками спорет скрижали с его мантии. Через несколько времени Дионисий отправился в Константинополь, но не по собственному произволу и не для того, чтобы испросить себе тем сан митрополита, а по вызову его вселенским патриархом Филофеем по церковным делам (по делу о стригольниках).

В Царьграде Дионисий пробыл более года. Он употребил это время для пользы не только своей паствы, но и всей Русской Церкви. Для паствы своей послал он из Константинополя два точные списка с иконы Божией Матери Одигитрии, потом приобрел часть Животворящего Древа и мощи некоторых святых. Важнее же всего было то, что он объяснил патриарху опасность, в какой находится Русская Церковь от ереси стригольников, усилившейся в Пскове и Новгороде. Патриарх, лично узнав высокие достоинства Дионисия, почтил его саном архиепископа, дал ему фелонь с крестами и стихарь с источниками. Если бы Дионисий желал высшей чести, при расположении к нему патриарха, он после несчастной смерти Митяя мог бы испросить себе сан митрополита. Но он не искал земной чести, а славы Божией желал. «Мы нашли его, — писал патриарх в грамоте, достойным всякой похвалы: видели пощение и слезы его, молитву и милостыню, все, чем обозначается духовный Божий человек; он присутствовал и на пятом Соборе, духовно беседовал с епископами о Священном Писании, причем показал ревность к вере и глубокое разумение священных правил. Потому и удостоен он почетного сана с возведением кафедры его на степень архиепископии, второй после Новгородской; даны ему стихарь с источниками и фелонь с четырьмя крестами и ликами евангелистов». В патриаршей грамоте по поводу возведения Дионисия в архиепископа свидетельствуется, что он (Дионисий) не самовольно отправился в Царьград, как бы смущаемым честолюбивыми замыслами испросить себе митрополичий сан, а предпринял дальнее и трудное путешествие потому, что «прежде бывший патриарх видети восхоте его... и приити повеле ему». В той же грамоте между прочим сказано: «Должни суть вси благороднии велиции князи Русстии чтити его, яко святителя Божия, и души их пользовати могуща, из глубины греховныя извлещи, от всемирския злобы и сует, и прелести и смущения истерзати и изводите своим разумом, и духовным наставлением, и состроением, и знатием, и деянием, и поучением и утешением».

Снабженный патриаршими грамотами, блаженный Дионисий в конце 1381 г. возвратился в Россию. Он был в Новгороде и Пскове и успел сильно потрясти там тлетворную ересь стригольников. В это же время он установил общежитие в Псковском Снетогорском монастыре. К празднику Богоявления (1383 г.) прибыл он в Суздаль.

В 1383 году великий князь Димитрий Иоаннович Донской, недовольный митрополитами Пименом и Киприаном, поставленными помимо его ведома, увидал теперь достоинства блаженного Дионисия и вызвал его в Москву.

С грамотами и в сопровождении своего духовника, св. Феодора, Ростовского архиепископа, князь отправил св. Дионисия в Константинополь для поставления в сан митрополита. На пути из Константинополя Дионисий посетил Киев, но киевский князь Владимир Ольгердовнч, постоянный недруг великого князя Димитрия Иоанновича Донского, велел задержать и посадить под стражу святителя за то, что великий князь (Донской) изгнал из Москвы митрополита Киприана, долгое время проживавшего в Киеве. По отношению к Святой Церкви это означало, что произвол человеческий вводит с собой в св. Церковь только страдания и неустройства. По отношению к блаженному Дионисию это значило, что Господь еще раз, и уже в последний, подвергает его очистительным скорбям. Господь кого любит, — учит Св. Писание, — того наказывает: биет всякаго сына, о котором благоволит (Ев. 12, 6). Благо мне, что я страдаю, дабы научиться уставам Твоим»(Пс. 118, 71), — исповедует священный певец. Блаженный Дионисий в пещерной келлии проводил время в молитве и сокрушении сердечном, «тако бысть в заточении и до смерти».

Св. Дионисий скончался 15 октября 1385 года и погребен в Антониевой пещере Киевской лавры. Впоследствии частые неприятельские нашествия на Киев с 1638 по 1686 года истребили мощи свт. Дионисия с мощами других угодников Божиих. По древним памятникам, Дионисий называется чудотворцем.

В Синодике Нижегородско-Печерского монастыря сказано: «Преосвященный митрополит Дионисий, иже бысть архиепископ Суздальский, а прежде того был начальник Печерского монастыря, преставися 6893 (1385) года октября в 15-й день, а память его в 26-й день июня». В Нижегородском Печерском монастыре, в теплом Успенском соборе, на левой стороне в 1887 году устроен придел в честь свт. Дионисия.

0

218

Житие  преподобного  отца  нашего  Сампсона странноприимца

Великий Сампсон, слава о котором распространилась повсюду, родился в славном городе — древнем Риме; родители его были люди богатые и знатные и вели свое происхождение от царской крови. Прекрасно изучив всю мирскую мудрость, Сампсон обучился также и врачебному искусству, но не от нужды и не из-за корысти, — так как был вполне доволен и своим собственным богатством, — а отчасти из-за того, чтобы не быть праздным, отчасти же с тою целию, чтобы чрез знание врачебной мудрости послужить, с помощью Божией, нищим. Многих, страдающих неисцельными болезными, Сампсон силой своего искусства исцелял. При этом его врачебному искусству споспешествовала и благодать Божия, подавающая исцеления, которая была ниспослана ему за его добродетельную жизнь и за веру к Богу. Помимо внешней мирской мудрости Сампсон обладал и разумением Божественных Писаний, много упражнялся в чтении священных книг и, возбуждаемый верою и надеждою, укреплялся в любви Христовой.

Когда преставились родители святого Сампсона, и он сделался обладателем обширных имений, то святой не только не перестал совершать свои дела милосердия, безмездно врачуя неимущих, но даже стал разменивать свои временные и скорогибнущие богатства на негибнущие и вечные, последуя евангельскому слову (Мф.6:20); при этом, щедро раздавая милостыню нищим, по заповеди Божией, — он обеими руками истощал свое богатства, стремясь удовлетворить всякие нужды нищих и неимущих, желая чрез насыщение их тленного чрева стяжать себе нетленные сокровища. Так он делал во все дни жизни своей, потому что милосердие было свойственно ему от рождения, а чрез воспитание оно еще больше укрепилось в сердце его. Желая скромнее и проще проводить жизнь свою, Сампсон отпустил множество рабов своих на свободу, оставив себе одного — для необходимых услуг. И в самом деле, зачем ему было такое множество рабов, если он сам соделался истинным и искренним рабом Господним? Итак он отрешился от всех богатств своих, коими был связан как своего рода узами, и довольствовался одною одеждою и одною веревкою для препоясания чресл своих. Желая же обогатить душу свою богатством духовным, он презрел мир и всё, что в мире, и, подражая Христу, стал странником: оставив сродников своих и знакомых, он ушел из древнего Рима и поселился в одной пустыне, как некогда пророк Илия.

Но Бог, на пользу многим, привел верного раба Своего в новый Рим, то есть, в Константинополь; здесь, обретши себе некую храмину, святой Сампсон поселился в ней, упокоевая странников и нищих и всячески служа им. При этом святой Сампсон не только врачевал их с помощью своего врачебного искусства, но и старался угождать им пищею и постелью. Всё это он совершал с таким усердием, что добродетель милосердия всем казалась соестественной ему. Как солнцу свойственно проливать лучи света, а огню естественно опалять всё, что прикоснется к нему, так же точно усердие и любовь Сампсона к нищим, больным и странникам были как бы от природы свойственны ему. И Бог, Который не оставляет без Своего благословения дела милосердия к ближним, творимые ради Него, и Который принимает милостыню ближним, как жертву Себе Самому, — сообщил особенную силу заботам и трудам святого Сампсона на пользу больным: все страдающие неисцельными болезнями, коих он принимал в дом свой, получали чудесное исцеление. Но святой данный ему от Бога дар чудотворения скрывал под видом врачебного искусства, так как отличался смирением и не хотел восприять от людей славы и почитания себе. Но не может светильник укрыться под спудом, равно как не может скрыться град, стоящий вверху горы; так и святой Сампсон, сияя светом добрых дел и вошедший на гору совершенного богоугождения, соделался всем известен. Прослышал про него и патриарх константинопольский и, призвав его к себе, хиротонисал в пресвитеры, хотя святой и не желал того.

Слава о добродетелях святого и его необыкновенном искусстве врачевания дошла и до царских палат. Случилось это при таких обстоятельствах.

Император Юстиниан впал в сильный недуг и жестоко страдал лютой неисцельной болезнью. Призвали врачей, но они, осмотрев царя, по обыкновению своему начали спорить друг с другом, и долгое время только подавали царю напрасную надежду своими речами, но в действительности не могли уврачевать болезнь царя или даже облегчить его страдания. Призвали из всех областей Греко-римской империи искусных врачей, но ни один не мог уврачевать царя от той жестокой болезни. Царь разгневался на них и повелел всех их прогнать с очей своих, а сам обратился к Источнику всяких исцелений и всей твари Создателю, Господу Богу: Ему одному он вручал жизнь свою и от Него одного со слезами стал искать помощи себе. И не презрел Бог прилежного и слезного моления царя. Уснув на короткое время, он увидел в видении множество врачей, предстоявших ему и облеченных в светлые одежды. Потом некий светозарный юноша, приступив к нему, начал показывать ему каждого из врачей, говоря, кто какого сана и сколько ему лет; среди них он показал царю одного, смиренного лицом и с седыми волосами, облеченного в священнические одежды; указывая на него, светоносный юноша говорил царю: «Сей, а не иной кто, исцелит тебя, царь, от твоей смертельной болезни».

Воспрянув от сна, царь сильно обрадовался и возблагодарил Бога, Который подал ему благую надежду на выздоровление. Затем, припомнив образ виденного им во сне мужа, повелел снова призвать к себе всех врачей. Когда они предстали перед ним, он долго смотрел на них, ища среди них виденного во сне мужа, и, не найдя такового, снова впал в печаль и начал скорбеть. Потом, не переставая надеяться на помощь Божию, снова повелел искать такого врача, какого он узрел в сонном видении. При этом, описав черты лица виденного им мужа, царь обещал щедро наградить того, кто поможет ему разыскать этого мужа. Многие искали описанного царем врача и не находили. Наконец, один из царских слуг, который был известен самому царю и находился в дружбе с святым Сампсоном, вспомнил о святом, что он, будучи врачом немощных, по чертам своего лица совершенно подобен описанному царем целителю. Об этом он сказал царю, и царь повелел с почетом привести святого к себе.

Когда святой вошел к царю, царь, узрев его, тотчас же познал, что сего мужа он, действительно, видел в сонном видении. Исполнившись радости, он быстро восстал с седалища своего и, подойдя к святому, обнял его и лобызал не только уста старца, но также главу и руки его, — говоря при этом:

— Ты воистину, отче, тот, коего во сне явил мне Господь Бог, обещая через тебя подать мне здравие.

Сказав это, он отвел его в спальный покой свой и, сев рядом с ним, наслаждался лицезрением его; при этом руки святого он прилагал к глазам своим и со слезами лобызал их, надеясь получить от них исцеления.

Блаженный Сампсон при виде столь великого смирения царя опечалился и кротко сказал ему:

— Не делай сего, царь, не уничижай себя безмерным смирением, чтобы не ввести меня в грех гордости: тогда на тебя ляжет вина моего осуждения Праведным Судиею. В чем превосхожу я людей, будучи нищим и грешным, нуждаясь сам в милостивом снисхождении Господнем ко исцелению грехов моих? Только твоя превеликая вера, обращенная к Господу, и твое теплое упование на Его милосердие, приклонит Христа Царя Небесного на милость и Он исцелит тебя: ибо Он может сотворить все, что хочет.

Сказав это, Сампсон коснулся рукой больного места на теле царя, делая вид, что он прилагает лекарства, и желая этим утаить данный ему от Бога дар чудесного исцеления. И лишь только он коснулся больного места рукой, вдруг царь почувствовал облегчение от болезни, а потом скоро наступило у него и совершенное исцеление.

Получив совершенное здравие, царь сильно обрадовался не только своему выздоровлению, но и тому, что он сподобился увидеть столь великого богоугодного мужа. Потом, желая достойно возблагодарить святого, предлагал ему много золота и серебра. Но святой сказал царю:

— Я много, царь, имел золота, серебра и имений, но все это ради Христа оставил, чтобы получить вечные небесные блага. Но если хочешь оказать мне твое благоволение, то ради Бога и твоего спасения сделай вот что: устрой рядом с хижиной моей дом, где бы я мог успокаивать немощных и странников, которым я привык служить. Этим ты и себе исходатайствуешь от Бога вечное воздаяние, и мою старость утешишь.

Слушая такие слова святого, царь вменил эту просьбу его скорее в дар себе, чем в прошение, и повелел создать странноприимницу и больницу, как хотел преподобный. Когда же здание было окончено строением, царь приписал к нему различные имения на нужды успокаиваемых там странников и врачуемых больных.

После того, в продолжение многих лет, святой Сампсон предавался своему делу служения странникам и врачевания больных. Среди таких занятий достиг он глубокой старости: ослабев телом, он немного разболелся и приблизился к смерти. Когда же разлучалась душа его от тела, он оставался светел лицом и ни мало не скорбел ввиду смерти, как обычно скорбят другие души, преисполненные плотскими и мирскими печалями, одержимые многими грехами, и потому боящиеся смерти.

Святой ведал, Кто призывает его, от каких трудов и к какому спокойному пристанищу и какие утехи ожидают там душу его блаженную, ибо всякий делатель достоин мзды своей (Лк.10:7). Итак богоугодная душа святого Сампсона отошла в небесные горные страны; тело же его было с честью погребено в церкви святого мученика Мокия, от племени коего сей великий угодник Божий произошел по плотскому рождению, будучи духовным наследником добродетели святого мученика.

Будучи великим угодником Божиим, святой прославился чудесами, творимыми им не только при жизни своей, но и по смерти. Некоторые из его посмертных чудес мы здесь и припомним.

Однажды был в Царьграде пожар, который начался от церкви святой Софии. Пожар был столь силен, что никто из людей не мог ничего сделать, чтобы погасить его. Пламя быстро распространялось и уже горело большинство роскошных палат и зданий, украшавших город. Огонь достиг и до странноприимницы преподобного Сампсона. Но окружив ее со всех сторон, пламя совершенно не касалось ее, и она стояла среди огня, как купина неопалимая. При этом многие видели преподобного Сампсона, который быстро обходил ограду странноприимницы и гневно отстранял от нее пламя пожара — и огонь, как бы устрашившись перед лицом святого и повинуясь его велению, отступил от странноприимницы в другое место. Потом внезапно загремел гром и появилось на небе облако; немедленно после того полил сильный дождь, который, по молитвам святого, угасил весь пожар.

Святой подавал по смерти своей также и исцеление всяких болезней, как он подавал их при жизни своей.

Случилось как-то, что один, знатный муж Феодорит, саном спафарий, сходя быстро ради некоей нужды по ступенькам лестницы своего дома, оступился и повредил сустав ноги своей. Нога неожиданно разболелась, и он слег в постель. В продолжение трех дней он не мог от сильных страданий ни вкушать пищу и питие, ни забыться сном, ни сказать что-либо — и был как немой. Но сохранив при своих страданиях здравый ум, он мысленно прилежно молился Богу и угоднику Его, святому Сампсону, призывая его на помощь. По прошествии трех дней, при наступлении ночи, спафарий Феодорит увидел святого Сампсона, стоявшего у его ног; касаясь поврежденной ноги его, святой говорил:

— Встань, ибо ты уже больше не будешь болеть.

И сказав это, святой сделался невидим.

Феодорит тотчас же почувствовал себя совершенно здоровым и радостно начал громко благодарить Бога и говорить:

— Воистину великий угодник Божий святой Сампсон!

Потом, осязав свою ногу и видя, что она стала совершенно здоровой, встал и начал ходить. А с наступлением утра пошел ко гробу преподобного и, сотворив перед ним благодарное поклонение, поведал всем бывшим там о дарованном ему исцелении.

Другой вельможа в Царьграде, по имени Лев, едучи на коне, стер о каменную стену свою ногу: открылась язва, и он тяжко захворал, причем с каждым днем болезнь становилась сильнее. Домашние советовали больному призвать врача, чтобы тот сделал ему кровопускание. И вот, когда приближалось наступление четвертого дня, в который должен был прийти врач к больному, было видение ночью прежде упомянутому Феодориту, который перед этим получил исцеление от своей болезни. Он увидел трех мужей, входивших в дом больного вельможи; в одном из них он узнал святого Сампсона, которого видел во время своей болезни, а относительно двух других подумал, что это бессребренные врачи Косма и Дамиан. Феодорит спросил их:

— Куда вы идете?

Они же, с любовью воззрев на него, ответили:

— К вельможе Льву.

Феодорит на это сказал им:

— Знаете ли вы, владыки мои, что он страдает тяжкой болезнью, и в этот наступающий день к нему придут врачи, чтобы лечить у него поврежденную ногу.

Тогда святые сказали Феодориту:

— Да не будет того, — мы снова придем к нему в пяток и исцелим его.

Воспрянув от сна, Феодорит немедленно пошел к больному и рассказал ему о видении своем. Лев поверил словам его и не принял лекарей, но, возложив все упование свое на Бога, стал ждать пятка, непрестанно пребывая в молитве. И, действительно, когда наступил пяток, больная нога его вдруг получила исцеление и сделалась здоровой, как и другая, совершенно не нуждаясь в каком-либо врачевании. Почувствовав себя здравым, Лев немедленно пошел ко гробу преподобного Сампсона и воздал ему, вместе с явившимися с ним, благодарение.

Прославляя через многие чудеса угодника своего Сампсона, Бог прославил его и через истечение целебного мира от гроба преподобного, причем болящие всякими недугами, помазуясь этим миром, получали здравие. Целебное действие этого мира испытал на себе и вышеупомянутый вельможа Лев. Случилось ему, после исцеления от своей болезни, снова заболеть всем телом, и он лежал на одре болезни, как расслабленный, при чем все члены его тела были недвижимы. Но когда его помазали по всему телу миром, истекающим от гроба преподобного, он тотчас же получил исцеление. В другой раз он заболел очами, но, помазав их миром от гроба святого Сампсона, снова получил здравие.

Воздавая за неоднократные исцеления, творимые ему преподобным, благодарения святому, вельможа Лев принял на себя попечение о странноприимнице его, в это время несколько оскудевшей, и в достаточной степени подавал ей на разные потребы от своих имений.

Не будет неуместным упомянуть здесь и о том, что в странноприимнице начальником был тогда некто Енесий, человек ленивый и к службе своей нерадивый, наблюдавший все нужды больных и странников небрежно. Однажды ночью преподобный Сампсон явился ему не во сне, но как бы наяву, и стал бить его жезлом, с гневом говоря ему: «Почему небрежен ты к службе своей и не заботишься о нуждах странников и больных?»

От биения Енесий заболел столь сильно, что у него отнялся голос и он стал нем: тело же его сделалось синим от ран, причиненных жезлом святого. Когда наутро многие стали приходить к нему, Енесий ничего не мог сказать им, а только показывал на тело свое, синее от биение, потом, взяв хартию и трость, написал в ней, как он был наказан от святого за свою лень и небрежение. Узнав о случившемся, вельможа Лев пришел к больному навестить его. Увидев же, что тело его совершенно сине от биения, он начал со слезами молиться преподобному Сампсону.

«Святой угодниче Божий, — так молился он, — ты знаешь мою веру и усердие к тебе, исполни же теперь молитву мою: вот перед тобой Енесий, которого ты наказал и который, написав на хартии случившееся с ним, поведал сам и грех свой и твое вразумление ему. Исцели его от болезни, чтобы чудо твое получило большую известность для прославления имени Божия».

Когда вельможа Лев таким образом молился, язык Енесия разрешился и уста у него отверзлись, и он рассказал подробно о всем бывшем с ним и с того времени совершенно исправился.

После того некоторые благоговейные мужи, посоветовавшись между собой, обратились к патриарху и просили его освятить странноприимницу и церковь. Так, действительно, и было сделано. Для успокоения же странников и принятия недужных, были устроены при новопостроенной церкви иной дом и больница.

По прошествии некоторого времени строителем странноприимницы был Евстратий, который тоже не радел о больных и странниках и к тому же был скуп. Однажды много дней он не давал больным елея и за это он был наказан Богом, разболевшись глазами. Один из друзей его, именем Лев, не тот, о котором мы говорили выше, но другой, носивший тоже имя и служивший в странноприимнице, сказал ему:

— Отпусти для больных и странников в должной мере елея, и ты будешь здоров очами; если же не веришь словам моим, то я дам, в удостоверение сказанного мной, расписку.

Сказав это, он написал Евстратию следующее:

— Я, Лев, уповая на святого чудотворца Сампсона и утверждаясь несомненной верой на него, предоставляю себя поручником тебе в удостоверение того, что если ты дашь довольно елея для нищих и странников, то исцелеют от болезни глаза твои; ибо святой Сампсон испросит тебе здравие.

Приняв такую расписку и дав обещание отпустить в нужной мере елей для больных и странников, Евстратий в тот же день получит исцеление очей. Но так как он был скуп по своему нраву, то снова не стал давать елея. И вот однажды ночью явился ему преподобный Сампсон и со гневом сказал ему:

— Что ты испытываешь меня, пренебрегая моими вразумлениями?

Устрашенный этим видением, Евстратий с наступлением утра призвал друга своего Льва и дал ему множество елея, прося его, чтобы он помолился за него к святому Сампсону и испросил у святого угодника Божия прощение грехов его.

Один из царских советников, именем Барда, человек знатный, заболел карбункулом, от которого образовались на груди его большие и неизлечимые язвы. Долго он претерпевал тяжкие страдания от своей болезни. Между тем, наступил день памяти святого мученика Мокия7: врачи, бывшие при больном, и все домашние его ушли в церковь святого мученика на всенощное бдение; больной же лежал на одре, сильно печалясь о том, что не мог идти в церковь на праздник и поклониться чудотворному гробу преподобного Сампсона, находившемуся в той церкви святого мученика. В это время явился к нему некий благолепный старец и сказал ему:

— Встань!

Больной на это сказал:

— Как же я могу встать? Все члены тела моего ослабели от тяжкой болезни.

Но старец снова сказал:

— Говорю тебе — встань и иди в церковь святого мученика Мокия, которому ныне совершается празднество: там ты помолись у гроба святого Сампсона.

Сказав это, старец сделался невидим.

Больной же, ощутив вдруг крепость в членах своих, стал понемногу вставать с одра своего. В то же время он заметил, что боль от язв прекратилась. Когда же он отвязал от ран врачебные повязки и пластыри, то увидел, что язвы совершенно исцелели. Исполнившись радости, вельможа тот оделся в праздничные одежды и пошел в церковь. Увидев его неожиданно исцеленным, все бывшие в церкви удивились и прославили Бога. В то время было в обычае, что, если кто впадет в какой-нибудь недуг, то он повелевал отнести себя в больницу святого Сампсона и там, по вере своей, получал здравие. Так, когда у одного пресвитера заболел раб водянкой, пресвитер отослал его в больницу святого Сампсона. Пробыв здесь несколько дней и не получив облегчения от своей болезни, раб возвратился в дом своего господина. Пресвитер, увидев его, сильно разгневался на него за неверие его и снова отослал его в больницу, повелел испросить себе мира, истекавшего от гроба святого и помазаться им. Раб пошел, переночевал в больнице святого Сампсона и возвратился оттуда здоровым. О том, как он выздоровел, раб поведал следующее: «В эту ночь я видел во сне явившегося мне святого Сампсона; коснувшись рукой до моего чрева, он сказал мне: „иди отсюда, ты уже здоров“. Я тотчас же проснулся и почувствовал себя здоровым».

Такой же болезнью страдала жена церковного служителя Ирина. Она в сонном видении узрела святого Сампсона, пришедшего к ней вместе с святыми бессребрениками Космой и Дамианом, и прикоснувшегося к ней. После того она получила здравие.

Эти и многие иные совершались чудеса и подавались исцеления по молитвам преподобного Сампсона, чем прославился дивный во святых Своих Бог, Коему и от нас воссылается честь и слава, поклонение и благодарение, ныне и присно и во веки веков

Прот. Григорій Дьяченко

О добродѣтели страннолюбы.

  I. Преподобный Сампсонъ, память коего совершается нынѣ, родомъ римлянинъ, былъ сынъ очень знатныхъ и богатыхъ родителей, которые дали ему хорошее образованіе и съ раннихъ лѣтъ внушали ему любовь къ Богу и желаніе слѣдовать закону Господнему. Любя ближнихъ, какъ повелѣваетъ Господь, Сампсонъ выучился врачебному искусству, чтобы помогать страждущимъ. Господь благословилъ его доброе намѣреніе и далъ ему чудотворную силу исцѣлять всякій недугъ.

По смерти родителей Сампсону досталось богатое имѣніе, которое онъ употребилъ для пользы ближнихъ. Всѣхъ рабовъ своихъ отпустилъ онъ на волю, раздавалъ щедрыя милостыни, принималъ и кормилъ нищихъ и странныхъ. Онъ очень любилъ уединеніе; но, заботясь прежде всего о пользѣ ближнихъ, онъ поселился въ Константинополѣ и устроилъ домъ, гдѣ принималъ нищихъ, больныхъ и странныхъ. Онъ самъ лѣчилъ больныхъ и силою Божіей творилъ много чудесъ. Изъ смиренія старался онъ скрывать эти явленія особенной милости Божіей къ нему; но святая жизнь его сдѣлалась извѣстною, и патріархъ посвятилъ его во священники.

Случилось, что императоръ Юстиніанъ, царствовавшій въ то время, сдѣлался опасно боленъ. Старанія самыхъ искусныхъ врачей оставались тщетными; но Сампсонъ чудесною силою, данною ему отъ Бога, исцѣлилъ царя. „Требуй отъ меня, какой хочешь, награды, сказалъ ему обрадованный царь; — возьми денегъ или имѣніе".

— Богатства не нужно мнѣ, отвѣтилъ Сампсонъ; оно было у меня и я добровольно лишился его; но,если хочешь сдѣлать мнѣ великую милость, то вели построить домъ для помѣщенія больныхъ и бѣдныхъ; этимъ ты угодишь Богу и весьма обрадуешь меня.

Царь исполнилъ желаніе Сампсона и выстроилъ обширную больницу и страннопріимный домъ, куда назначилъ Сампсона начальникомъ.

Сампсонъ трудился до глубокой старости и мирно отошелъ къ Господу въ 530 году. Лицо его сіяло тихою радостію, когда онъ кончилъ богоугодное житіе свое. Много чудесъ совершалось надъ его могилою и въ устроенной имъ больницѣ

II. Примѣръ пр. Сампсона да укрѣпляетъ и всѣхъ насъ, братія мой и сестры во Христѣ возлюбленные, въ чувствѣ страннолюбія, съ увѣренностію, что призрѣніе странныхъ есть великое дѣло человѣколюбія, завѣщаваемое Спасителемъ и Его учениками! Правда, въ настоящее время, съ ослабленіемъ чистоты и простоты нравовъ, странничество иногда проявляется среди общества въ такомъ видѣ, что невольно охлаждаетъ страннолюбивое чувство. Но, представляя таковыхъ нарушителей правды суду Божію и отвѣтственности предъ закономъ гражданскимъ, мы, братія, должны, по слову апостола, воя искушающе добраго держаться (1 Солун 5,20) и не ослаблять человѣколюбиваго чувства въ сердцѣ своемъ ради нѣкоторыхъ случаевъ злоупотребленія нашимъ довѣріемъ.

а) Въ отечествѣ нашемъ есть много странниковъ, руководимыхъ стремленіемъ посѣщать святыя мѣста православной церкви. Благомыслящій человѣкъ не назоветъ эти богомольныя путешествія безцѣльными и безполезными въ общемъ строѣ народной жизни,—напротивъ, это живые носители духа благочестія народнаго. Съ искреннею вѣрою, обтекая мѣста, ознаменованныя особеннымъ явленіемъ благодати Божіей въ чудотворныхъ иконахъ» и нетлѣнныхъ мощахъ угодниковъ Божіихъ, эти странники-богомольцы разносятъ всюду благоуханіе святыни, благословеніе и милость отъ крѣпкихъ молитвенниковъ земли русской,— питаютъ духъ народнаго благочестія, повѣдая видѣнное и слышанное о жизни и подвигахъ святыхъ угодниковъ Божіихъ. Отказывать въ гостепріимствѣ таковымъ странникамъ непохвально и небезопасно, потому что чрезъ это можно обличить себя въ недостаткѣ благочестія и лишиться Божія благословенія, пренебрегши страннолюбіе, чрезъ которое, по слову св. апостола Павла, нѣціи не вѣдяще страннопріяша ангелы (Евр. 13, 2).

б) Наконецъ, болѣе общимъ предметомъ попеченія страннолюбива представляются тѣ безпріютные бѣдные, для которыхъ общественная и частная благотворительность устрояетъ страннопріимные домы, богадѣльни и т. п. Содѣйствовать процвѣтанію сихъ заведеній есть обязанность каждаго члена общества, какъ по чувству христіанскаго милосердія, которое болѣе всѣхъ добродѣтелей любезно въ очахъ Божіихъ, такъ и по долгу признательности къ престарѣлымъ и немощнымъ братіямъ нашимъ, тѣмъ болѣе, что этотъ способъ благотворенія самый правильный и цѣлесообразный, потому что даетъ возможность благотворить бѣднымъ не временно и не безъ разбора, но по правильному усмотрѣнію нуждъ бѣдныхъ и съ разумнымъ приложеніемъ способовъ къ ихъ удовлетворенію.

III. Подвизайтесь же, братія, въ подвигахъ благотворенія каждый по изволенію сердца своего! Кто подастъ прохожему страннику чашу студеной воды, не погубитъ мзды своей (Матѳ. 10, 42). Будемъ помнить апостольское наставленіе: страннолюбія держитесь (Рим. 12, 13), страннолюбія не забывайте (Евр. 13, 1), будьте страннолюбивы другъ къ другу ( і Петр. 4, 9). Самъ Господь нашъ I. Христосъ, не имѣвшій на землѣ пристанища, гдѣ бы могъ главу подклоните (Мѳ. 8, 21), нѣкогда на страшномъ судѣ воспомянетъ страннолюбивъ: страненъ бѣхъ, речетъ Онъ, и введосте Мене (Матѳ. 5, 35). (Сост. по Чет. Мин. и № 23 „Моск. Еп. Вѣд". за 1879 г.).

Источникъ: Священникъ Григорій Дьяченко.
М.Изданіе книгопродавца А. Д. Ступина, 1896 г

0

219

Житие преп. Максима Грека

http://www.ruskalendar.ru/upload/iblock/83d/83d316bfdac5edbf6750711d69edb088.jpg

Ревнитель истины и благочестия преподобный Максим, инок афонского Ватопедского монастыря, был родом грек, но по своим великим подвигам вполне принадлежит св. Русской Церкви, для которой он был светильником при жизни и остался светильником по смерти в своих сочинениях.

Отечеством преподобного Максима был город Арто в Албании, близ Эпира. Он родился около 1480 г. от благочестивых и богатых родителей Мануила и Ирины, греческого происхождения, почему и сам везде значится Грек.

Около 1507 г. Максим прибыл на Афон и поступил в братство Благовещенской Ватопедской обители, где принял и пострижение в монашество. И здесь-то, в уединении и вдали от шума житейских волн, разных превратностей и разномыслий Максим, в кругу опытных, великих и единонравных старцев начал, как трудолюбивая пчела, собирать мед со всех благовонных цветов афонских и проводить жизнь в обучении иноческим подвигам.

Здесь-то, в обители Ватопедской, думал Максим мирно окончить дни свои в безвестной тишине, в подвигах иноческого послушания, но Господь судил иначе: иной предлежал ему ученый и вместе страдальческий подвиг в земле ему чуждой, где должен был он сложить свои кости после многих невинных страданий за любовь не только к науке, но и к истине, в исправлении церковных книг, за что сподобился если не венца мученического, то, по крайней мере, славы исповедника – долготерпением в многолетних скорбях, в узах и темнице и даже в неправедном отлучении от Церкви, которой он был предан со всей ревностью православного ее сына и защитника догматов.

Великий князь московский Василий Иоаннович, пользуясь миром своей державы, обратил внимание на хранившееся в палатах его драгоценное сокровище, которое, однако ж, не было доступно решительно никому из русских. Это сокровище состояло в редком и громадном собрании древних греческих рукописей, поступавших из Византии с самых первых времен просвещения Руси Христовой верой и особенно умножившихся при отце Василия Иоанновича (великом собирателе земли русской, Иоанне III), за которым была в замужестве последняя отрасль константинопольских Палеологов – София. Желая узнать содержание этих рукописей и в то же время не находя в России человека, который бы мог удовлетворить этому желанию, Василий Иоаннович по совету и с благословения духовного отца своего митрополита Варлаама решился обратиться на Афон с просьбой прислать в Москву умного мужа, который бы в состоянии был пересмотреть греческие книги, находившиеся в княжеской библиотеке, и, если нужно будет, перевести их; Великий князь писал об этом патриарху Константинопольскому Феолипту и проту Святой Горы Симеону, прося прислать в Москву ватопедского старца Савву, которого, как видно, указал ватопедский иеромонах Неофит, бывший в Москве по сбору и теперь возвращавшийся из России. С этой просьбой и богатой милостыней в марте месяце 1515 г. посланы были на Афон от Великого князя торговые люди Василий Копыл и Иван Вараввин.

Посланные по прибытии на Святую Гору предложили старцу Савве приглашение Великого князя московского, но Савва, ссылаясь на старость и болезненное состояние ног, отказался. После этого прот Святой Горы Симеон по совету ватопедской братии решился заменить престарелого Савву иноком Максимом, но Максим, как бы предвидя, что в России ожидают его многолетние страдания, отказывался от этого тяжкого поручения и удаления с любимой им Святой Горы. Игумен ватопедский, видя непреклонность его, сказал, что доставить духовную пищу алчущим есть святое дело величайшей любви; убеждения эти смягчили Максима, и он, предавши себя в волю Божию, решился ехать в Россию.

При отправлении Максима в Москву ватопедский игумен Анфим писал митрополиту Варлааму, что избрали и посылают инока Максима «яко сведуща в Божественном Писании и способного к изъяснению и переводу всяких книг, и церковных, и глаголемых еллинских. Правда, – писал он, – Максим не знает русского языка, а только греческий и латинский, но мы надеемся, что он скоро научится и русскому языку». И таким образом, с молитвой и напутственным благословением, инок Максим отправился с послами в Россию, взяв с собою и вышепомянутого иеромонаха Неофита и инока Лаврентия для приготовления себя к изучению русского языка, так как они были несколько ознакомлены с оным.

Осмотр великокняжеского книгохранилища привел в восторг любознательного Максима, которому такого множества редких книг не приходилось видеть и на Востоке. Осмотревши всю библиотеку, Максим представил Великому князю список непереведенных книг. Великий князь, посоветовавшись с митрополитом и боярами, просил Максима заняться переводом толковой Псалтири, так как эта книга наиболее других обращалась в руках: с нее начинали знакомиться с грамотой; к ней всего чаще обращались в церковном богослужении; она служила и для домашнего благочестивого упражнения – как уединенному подвижнику, так равно и простому мирянину.

Год и пять месяцев трудился Максим над переводом Псалтири, который и был наконец представлен Великому князю. Василий Иоаннович передал книгу митрополиту Варлааму. Святитель с восторгом одобрил на соборе первый труд Максима. Князь в награду осыпал инока новыми милостями. Все это, однако ж, не обольщало Максима, как бы предчувствовавшего предстоящие ему бедствия. Он предвидел, что труды его могут быть не поняты или худо истолкованы людьми, не отличавшимися образованием и особенно – не знавшими греческого языка. Поэтому в письме к Великому князю труженик, не считая свой труд совершенством, из скромности и по глубокому смирению писал:

«Надлежало бы книге, исполненной таких достоинств, иметь и переводчика более опытного в словесном искусстве, который бы мог не только глубокомысленные речения богомудрых мужей достойно передать, но и временем похищенное вознаградить, и невежеством переписчиков поврежденное исправить. Ибо хотя мы и сами греки, и учились у знаменитых учителей, но еще стоим негде долу, при подошве горы Фаворской, с девятью учениками, как еще не способные, по грубости разума, быть участниками боголепных видений Просветителя Иисуса, которых удостаиваются только просиявшие высокими добродетелями. Говорю это потому, что греческий язык по изобилию в значении слов и в разных способах выражения, придуманных древними риторами, довольно представляет трудностей в переводах, для побеждения которых нужно бы нам было еще много времени и усилий. Однако же, сколько Бог нам свыше даровал и сколько мы сами могли уразуметь, не оставили потрудиться, чтобы сказанное нами было переведено ясно, правильно и вразумительно, а поврежденное писцом или временем, где возможно было при пособии книг или по собственной догадке, старались восполнить или исправить; где же не могли мы ничего сделать, оставили так, как было».
Притом Максим не отрицал, что могут вкрасться в его перевод и ошибки, происшедшие от недосмотра и недоразумения, – и просил по возможности исправлять их, но с тем, чтобы исправитель сам был силен в знании греческого языка, хорошо был знаком с грамматикой, риторикой и со значением греческих слов.

Указав затем на труды помощников своих и испросив им у государя достойного награждения, Максим себе, как единственной милости, просил позволения возвратиться в Святую Гору вместе с возвращающимися спутниками своими Неофитом и Лаврентием. «Избавь нас, – писал он государю, – от печали долгой разлуки, возврати безбедно честному монастырю Ватопедскому, давно уже нас ждущему. Дай нам совершить обеты иноческие там, где мы их произнесли, пред Христом и страшными Его ангелами, в день пострижения. Отпусти нас скорее в мире, чтобы нам возвестить и там находящимся православным о твоих царских добродетелях, да ведают бедствующие христиане тех стран, что есть еще на свете царь, не только владеющий многими народами, но и цветущий правдой и православием, подобно Константину и Феодосию Великим. Да дарует нам Господь еще некогда царствовать, освобожденным тобою от рабства нечестивым».

Усиленные просьбы Максима о возвращении на Афон уже показывают, что он имел причины опасаться несогласия на то правительства, – с другой стороны дают разуметь, что не так он был очарован благоприятностью обстоятельств в России, чтобы забыть свой убогий Афон. Но не суждено было Максиму когда-либо возвратиться на родину, сперва по той необходимости, которую почувствовали в ученых трудах его, а потом по тяжким гонениям.

Великий князь, видя по первому опыту перевода Псалтири даровитость глубокого познания ученого грека, никоим образом не соглашался отпустить его на Святую Гору и упросил Максима остаться еще на некоторое время в Москве. И когда Максим, переводя другие книги (толкование древних Отцов на Деяния апостольские и толкование Иоанна Златоуста на Евангелие Матфея и Иоанна), довольно изучил русский язык, Василий Иоаннович, по совету с митрополитом, поучил ему заняться пересмотром и исправлением тогдашних церковно-богослужебных книг. Труд не легкий и крайне щекотливый; тем не менее Максим не мог отказаться от него. Немало времени провел Максим в трудах книжного исправления и все время он пользовался милостями князя.

«Жегомый Божественной ревностью, очищал плевелы обеими руками», – как об этом сам он выражался; и дерзая о Господе, Преподобный иногда высказывал резкие отзывы о том, что видел. Но то, что видел он, видели немногие. Поэтому слепая страсть к старине все те отзывы Максима считала оскорблением святыни. Начался втайне ропот на «пришельца греческого» – так выражались о Максиме ропотники; стали говорить втихомолку, что Максим не исправляет, а портит церковные книги! Максим еретик! Однако явно никто не дерзал возводить клеветы на честного и безкорыстного труженика, боясь Великого князя, который, кроме оказываемой ему любви и уважения, часто приглашал его к себе и пользовался его советами в делах церковных и государственных, так как видел в нем мудрого мужа и ревностного поборника Православной веры.

Между тем, и Максим, видя расположение к себе государя, не скрывал для одного себя эту царскую милость: он чрез это внимание приносил пользу и ближним, часто ходатайствуя пред Великим князем за бояр, подпавших его гневу. Ревнуя о чистоте Православной веры, Преподобный и собору духовному подавал совет ревностно действовать против упорных пререкателей веры, наипаче же против ереси жидовской, возмущавшей Церковь, и предлагал митрополиту Варлааму перевести собрание правил церковных, но в исправлении богослужебных книг действовал осторожно, представляя свои недоумения на разрешение святителя, если находил что излишним против греческих книг.

Хотя дело и производилось келейно, однако возбудил он неудовольствие духовенства: все заговорили, будто Максим отвергает русские церковные книги и утверждает, что на Руси нет ни Евангелия, ни Апостола, ни псалтири, ни устава. Клеветы сии не могли бы иметь никаких последствий для ученого пришельца греческого, если бы на кафедре московской оставался благоразумный пастырь, ему покровительствовавший, но в 1521 г. вынужден был Варлаам оставить свою кафедру, по недовольству Великого князя, – и его место заступил Даниил из иноков Волоколамского монастыря, невзлюбивший Максима; и с тех пор начались все его бедствия.

Новым митрополитом не были довольны, потому что находили его слишком угодливым пред светской властью: у Максима были знакомые между этими недовольными, которые приходили к нему за советами. В одно время Даниил просил ученого инока заняться переводом Церковной истории блаженного Феодорита – неизвестно, для какой цели. Преподобный Максим отказался от сего поручения, потому что в этой книге много помещено актов еретических, которые могли быть соблазнительны для простого народа. Это очень огорчило митрополита.

Недовольство преподобным Максимом возрастало и с других сторон. В разных писаниях своих он обличал притязательность иноков, заботившихся только о преумножении своих имений, напоминал об обетах, данных каждым при пострижении, восхвалял виденные им на Западе монастыри братьев нищенствующих. Враги Максима всем этим пользовались и рассевали против него клеветы, будто он порицает св. иноков русских, которые не отказывались от богатых приношений, делаемых их монастырям, принимали и приобретали села и деревни. Кроме того, общественные пороки, насилия слабым от сильных, бедным от богатых – все вызывало его обличения. Его положение было довольно особенное. Как безпристрастного инока, как ученого мужа, много видевшего на свете, его спрашивали о многом, что делалось высшей властью, и потом передавали его речи со своими толкованиями.

Но Максим, как адамант, твердо ратовал о благочестии, он не падал духом и на все распространяемые на него клеветы смотрел безбоязненно, ибо чистая его душа только одного и желала: неутомимо и ревностно действовать о истине Христовой, для пользы ближних.

В то время Римская церковь, обезсиливаемая на Западе Лютером, много заботилась, чтобы распространить свою власть на Россию и склонить русских к соединению с ней. Для этой цели со стороны папы послан был легат Николай Шонберг, который по прибытии своем в Москву начал распространять в народе «слово о соединении руссов и латинян». Он успел обольстить боярина Феодора Карпова, колебал и других; особенно мысли его о фортуне производили волнение в суеверном народе.

Преподобный Максим зорко следил за ходом дела и, вооружившись оружием правды, восстал против лукавства римского, разбил и опроверг все доводы и козни Шонберга, написав по этому поводу до 15-ти сочинений, преследуя на каждом шагу вероломство папистов; в то же время его мудрые писания были направлены против иудеев, язычников и магометан. Труды сии на время оберегали Максима от злобы распространившегося невежества, ибо не были противны духу времени.

Не страшился Максим страстей человеческих, ибо еще не испытал всей их силы. «Заповедь Божия повелевает нам, – говорил он, – проповедовать всем, вопрошающим нас о Евангельской истине, несмотря на злобу невежества». И он не щадил самолюбия, обличая пороки духовенства и вельмож. Столь яркий свет его учения был слишком тяжел для больных очей; ожидали только случая, чтобы раздраженное самолюбие могло пасть на ревнителя истины и благочестия, и этот случай представился в 1524 г.. Великий князь Василий Иоаннович, скучая 20-летним неплодством супруги своей, добродетельной Соломонии, задумал расторгнуть брак с нею и вступить в новый с Еленой Глинской, чтобы иметь наследника престола.

Так как закон евангельский и правила церковные не дозволяли расторжения брака по такой причине, то окружающие государя нашли полезным для достижения своей цели устранить людей, которые могли противодействовать сему намерению. Митрополит Даниил был на стороне Великого князя; старец Максим, как надлежало ожидать, на стороне правил церковных, и с ним вместе прямодушный друг его, старец Вассиан, потомок князей литовских, которого до того времени очень уважал Великий князь. Движимый ревностью, Преподобный написал наставления Великому князю, в котором убеждал его не покоряться плотским страстям. «Того почитай истинным самодержцем, о благовернейший царь, – писал он, – который правдой и благозаконием ищет устроить житие своих подручников и старается всегда преодолеть похоти и безсловесные страсти своей души, ибо тот, кто ими одолеваем бывает, не есть одушевленный образ небесного Владыки, но только человекообразное подобие безсловесного естества».

Тогда предстал недоброжелателям давно желанный случай отмстить иноземцу, который осмеливался «осуждать русское».

<…> Вынуждены были, однако, отпустить на свободу Преподобного, так как нельзя было обличить его ни в какой вине государственной, но враги не оставались в покое; они обратились к такому предмету, по которому легче было обвинить его: к делу об исправлении церковных книг. По воле митрополита Даниила созван был Собор в палатах великокняжеских и явились обвинители пришельца греческого, будто бы он искажал смысл Священного Писания и давал значение минувшего времени действию непреходящему, как, например, выражение о Сыне Божием: «седе одесную Бога» заменил прошедшим временем того же глагола «сидел еси», а воскресшую плоть Христову наименовал описуемой. Максим в оправдание себе указывал на грамматическое значение приводимых слов, которые выражали время прошедшее, но и это вменили ему в вину, как будто признает он седение Сына одесную Отца уже окончившимся, и приводили против него, как бы еретика, свидетельства Cвятых Jтцов. Тогда Максим смиренно признал первую свою поправку за погрешность, говоря, что он не знал тогда довольно русского языка и различия сих изречений, ибо передавал мысль свою на латинском языке толмачам русским, которых спрашивал по совести, приличны ли такие выражения? Касательно же слова «описуемого», старался защитить оное выводами Священного Писания, но никто не хотел его слушать.

Три раза повергался он на землю пред Собором, умоляя о помиловании ради милости Божией к немощам человеческим и со слезами просил простить ему погрешности, если какие допущены были им в книгах; все было напрасно: его осудили, как еретика, испортившего Писание Божие, схватили опять и вывезли из города так тайно, что в Москве не знали даже, жив ли он и где заключен. Но страдалец томился в душной темнице Иосифо-Волоколамского монастыря, где отлучен был, как нераскаянный грешник, от приобщения св. Таин, под строгим присмотром духовных старцев; не только запрещено было ему видеться с кем-либо из посторонних, но даже ходить в церковь: такова была горькая участь пришельца греческого, вызванного с такой честью со Святой Горы. От дыма и смрада, от уз и побоев впадал он по временам как бы в омертвение, но здесь же явившийся ему Ангел сказал: «Терпи, старец, сими муками избавишься вечных мук», и здесь, на стенах своей волоколамской темницы, написал он углем канон Утешителю Духу Святому, который и ныне воспевается в церкви.

«Иже манною препитавый Израиля в пустыни древле, и душу мою, Владыко, Духа наполни Всесвятаго; яко да о нем богоугодно служу Ти выну».

«Всегда бурями губительных страстей и духов возмущаем душою, Тебе всеблаженному Параклиту, яже о моем спасении, яко Богу, возлагаю».

Из книги «Житие преподобного отца нашего Максима Грека, трудившегося в переводе богослужебных книг с древнегреческого на славянский язык в царствующем граде Москве, в первой половине XVI в., при Великом князе Василии Иоанновиче, а потом двадцать пять лет томившегося в заточении за правду». Составитель – иеромонах св. Троицкой Сергиевой Лавры Харлампий. Спб. 1886

ПРОТИВ ЛЮТЕРАН.
Слово о поклонении святым иконам преподобного Максима Грека

Сказал Господь Моисею: не сотвори себе всякаго подобия (Исх. 20, 4), но не сказал: не сотвори никакого подобия, а всякого, какие делают еллины, изображая подобия и лица волхвов, прелюбодеев и убийц, зверей и птиц и гадов, называя эти подобия богами и поклоняясь им. Если же досточтимое подобие в честь и славу Божию, то ты этим не согрешаешь. Если же не веришь сему, то приведем тебе в доказательство слово Божие, сказанное Моисею.

Сказав ему прежде: не сотвори всякого подобия, Бог повелевает потом тому же Моисею сотворить многие подобия (Исх. 12 и 26).

Во-первых храм, то есть скинию завета Господня, а потом внутри храма Бог повелел устроить все по подобию и по образу предметов небесных. А как на небе находятся херувимы, то повелел Моисею сделать из золота херувимов, и принести Себе вытесанные две скрижали, на которых перстом Своим святым начертал десять слов, и стамну златую, содержащую манну, и жезл Ааронов повелел вложить в ковчег; затем, по стенам и по завесам повелел вышить херувимов синетою и червленицею.

Смотрите и слушайте разумно: скиния, сделанная из золота и серебра, из червленицы и багряницы и из других вещей, скрижали же, вытесанные из камня; так и мы делаем подобные изображения, которые почитать и покланяться им есть дело хорошее и богоугодное, только не следует их боготворить и говорить образу: ты наш бог; но почитать его как образ подобия плотского смотрения (воплощения), или как образ раба Божия и угодника, например, Илии, или образ Пречистой Богородицы.

Если же, мудрствуя безумно, скажешь, что честные и святые вещи, которые Господь повелел сотворить Моисею, как то: скинию, херувимов, кивот, скрижали, стамну, имущую манну, и прочее, следует почитать, поклоняться же не должно ничему, кроме одного Бога, то против этого ответим: если этим предметам не следует поклоняться, то каким образом покланялись им сам великий пророк и законодатель Моисей, богоотец Давид, царь и пророк, затем Иона, Даниил и Ездра? Все они поклонялись рукотворенным вещам. В книге Исход говориться: егда вхождаше Моисей в скинию, тотчас сходил столп облачный и являлся Гоподь в скинии в столпе облачном (Исх. 33,8.9.10). Люди же, видя столп облачный, поклонялись каждый из дверей своей кущи. Поклонялись же столпу облачному и скинии потому, что Бог, невидимый по существу, ради нашей немощи покрывался столпом облачным и в этом свете являлся в скинии. Итак, столп облачный служил для них как бы ризою (в которую облачался Господь); вместо же селения небесного, Он имел скинию, которая ныне именуется церковью. Разве не мог Бог беседовать к людям без скинии? Но этим он желал с самого начала показать честь и славу церкви Божией. Опять в Исходе Писание свидетельствует, что когда Моисей окончил все дела, созидая скинию свидения, и внес в храм свидения кивот Божий и закрыл завесою, тогда облак покрыл храм и славы Господней исполнился храм, и воззвал Господь Моисея из храма свидения. Когда храм был создан, не было никакого знамения; когда же внесен был кивот, тогда слава Господня наполнила храм, и Господь стал говорить из храма (Исх. 40, 33-38). И к Соломону Господь сказал: освяти храм сей, егоже создал еси, еже положити имя Мое тамо во веки, и будут очи Мои ту и сердце Мое во вся дни (3 Цар. 9, 3). Если же Сам Господь Бог говорит, что имя Его и очи и сердце в церкви во веки, то ясно, что Сам Господь Бог пребывает в церкви.

Уразумеем же и вникнем внимательно, что где церковь в славу Господа Бога Вседержителя, там и пришествие Божие, а где пришествие Божие, то кто не поклонится этому месту? И если церкви следует кланяться, то как не поклониться образу Господа нашего Иисуса Христа и святых Его и прочим Божественным предметам, ради которых и сама церковь становиться святою?

О, безумные! Зачем вы Божии священные предметы сравниваете с идолами? Поймите, что мы вам скажем, именно, что вы сами подобны идолам и, имея глаза, не видите истины, и в то время, как добрые люди кланяются писанному образу Божию, смотрительно явившемуся в человеческом теле, вы не видите в этом благочестия, а обращаете сие себе в смех. Воистину, смех ваш обращается в плач, ибо, имея уши, не слышите истины и доброго учения Священного Писания, по причине окаменения сердец ваших.

Мы же, вместо скинии имеем церковь, созданную во славу Божию, и вместо скрижалей имеем Священное Писание новой благодати, вместо шитых херувимов имеем образ Христа и святых Его, вместо стамны с манною имеем святый хлеб и вино, претворяемые в Тело и Кровь Христовы, вместо жезла Ааронова имеем жезл Христов, то есть Животворящий и пречистый Крест, и прочее.

И когда взираем на написанный образ Христова подобия, то исполняемся радости духовной, видя Его, Владыку, изображенным в том плотском виде, в котором Он благоволил пожить с людьми, и от этого исполняемся страха Божия и памятуем чудеса, которые Он сотворил, живя на земли. Если же видим изображения святых апостолов и учителей, то при этом возобновляется в сердце нашем их премудрое учение. Почитаем и святых ангелов, призывая их в помощь, так как они наши хранители и защитники от лукавого, руководители и податели силы, почему мы и славим их песнями и пением. Хвалим истинных пророков, как предсказавших неложно о Христе, Воспеваем и славим апостолов Христовых, как проповедавших нам Солнце Правды – Христа, превечного Бога. Ублажаем святых святителей, которые были ревнителями апостолов и изъяснили правую веру, прогнав ереси. Величаем святых мучеников, как сотворивших нетленную куплю, которые кровью приобрели небеса и не отверглись Христа. Дивимся преподобным отцам, которые трудами, постом и слезами изнурили себя, при жизни сделались мертвыми, а по смерти оказались живыми. Еретики говорят, что Бог заповедал: не сотвори богов серебряных и богов золотых. На это отвечаем: Бог сказал иудеям, которые в пустыне слили себе тельца и говорили: се бози твои, Израилю, а впоследствии воздали божескую честь Веельфегору, при Ахаве же – Ваалу, то есть Крону, при Манассии – Дию, при Иеровоаме – златым юницам, при Навуходоносоре – образу златому. И пророк о них говорит: пожроша сыны своя бесовом, оставив истиннаго Бога, сотворили идолов в честь скверных людей и бессловесных животных и именовали их богами. Мы же не идолов делаем, не тельцов, не юниц, но служим живому Богу и святым Его, ибо никто из любящих царя не бесчестит его хоругви.

Если иконы, как вы мудрствуете, подобны идолам, то и скиния, которую сотворил Моисей, и церковь, устроенная Соломоном, по-вашему, подобны идольским храмам, и жертвы, которые в них приносились во славу Божию, подобны еллинским жертвам, которые они приносили идолам, и ковчег, в котором были скрижали завета и прочее, ничем не отличается от твоего сундука, в котором ты хранишь домашние вещи, и жезл Ааронов прозябший не отличается от твоего посоха, на который ты опираешься, и свещник златый, имевший семь светильников, не отличается от твоего свещника, который ты вжигаешь у себя в доме. Если все эти предметы, как мы сказали, одинаковы между собой, то и святые иконы подобны идолам. Как при Ное Бог мог и без ковчега спасти его, ибо все возможно Богу, однако же устроил ему спасение посредством бездушной и рукотворенной вещи. Так же и евреев Бог мог и без медного змия спасти от угрызений змей, но благоволил по неизреченным судьбам Своим посредством медного змия избавить их от смерти; так и нам ныне Господь и Бог наш посредством видимых святых икон и других божественных предметов невидимо устрояет спасение. Ибо так Сам Он повелел и изобразил на плащанице, образ Свой, который впоследствии был отнесен в Царьград. Затем святые апостолы повелели евангелисту Луке написать на иконе пречистый Его образ и поклонились изображенному на ней божественному Его человечеству. Евангелист Лука написал также и образ Пречистой Его Матери, Которая есть воистину Богородица.

Если же вы, несмысленные умом, сомневаетесь, каким образом посредством неодушевленных и рукотворенных предметов могут совершаться чудеса, то знайте, что Богу все возможно. Каким образом, когда Моисей чудодействовал, то не ему, а его жезлу сообщил Бог силу совершать чудеса, также и милоти Иилиной Бог даровал Свою благодать, и ею Елисей совершил страшные знамения, которых не мог совершить сам по себе. Иудеи почитали пророческие и патриаршеские гробы и перенесли из Египта кости Иосифовы. Послушаем Павла, говорящего о различных дарованиях духовной благодати, как сказано в Святом Писании: якоже устроих церквам галатийским, тако и вы сотворяйте (1 Кор. 16,1).

Вы же, надменные сердцем, беззаконие делаете, и руки ваши сплетают неправду; не разумея истины, вы заблудились от чрева, глаголете лжу. Вы устремились в море мира сего, покушаясь врачевать души других, а сами, будучи одержимы недугом, не разумеете сего и требуете себе почитания преимущественно пред прочими. Руководясь рассуждением плотского ума своего, вы тучнеете, здравия же душевного лишены, как не сохранившие заповедей Господних. Больное око не может взирать на лучи солнечные, так и несмысленный не может говорить от Святого Писания правильно, ибо вместо истины от видит одне только тени, по причине своей порочности. Как с потерею здоровья заступает вместо его болезнь, так и по утрате душею родительницы добродетелей - святой веры, вселяется в сердце враг и ослепляет душевные очи. Как аспид глухой, когда услышит обавающаго (заговоры), то кладет одно ухо на землю, а другое затыкает хвостом своим, чтобы не слышать голоса, произносящего обаяние, так и эти неразумные, по причине своего непокорства и лености, а главное, по причине зависти, не слушают вразумления, а затем по причине безумного стыда держаться злого и пагубного своего учения.

О безумные, достояния сатаны, внуки греха, пища прелести, тьма нечестия, наследники геенны, нечестивые гребцы законопреступника и скорые наставники друг другу в лукавстве! Вы празднуете нечестиво, рассуждая не преподобно и, вместо прославления имени Божия, вы соделались причиною того, что оно хулится. Это ли – свет ваш пред человеки? Это не свет, а тьма. Воистину, люди сии буи и немудры. Ослепи бо их злоба их; видяще не видят, и слышаще не слышат; сердце их суетно, не дает им разуметь тайн Божиих. Не малы ваши хитрости, но немощны, хотя и кажутся великими, тучными, с румяным и здоровым лицем, ибо в них нет сердца, очи больные, ноги не могут ходить, руки лишены здравия, язык проворен к брани, готов проглотить, но уста замыкаются, а затем и сам предается сну. Говорит Писание: аще кто противиться воле Божией и учению святых его апостолов и словам нашего православнаго писания, того в дом свой не приемлите, и радоватися ему не глаголите: глаголяй бо ему радоватися, сообщается делом его злым (2 Ин. 10,11).

Преп. Максим Грек

0

220

Преподобный Сисой Великий

http://iconsv.ru/components/com_joomgallery/img_thumbnails//__154/-_174/___877/______20110718_1086939655.jpg

Память 6/19 июля

Измлада возлюбив Бога, преподобный Сисой взял на себя иго креста и с усердием последовал за Христом, подвизаясь в пустынях египетских подвигами поста; он проводил жизнь равноангельскую, — смирением и молитвою побеждая полчища невидимых врагов. Местом его подвигов была пустынная гора, в которой подвизался преподобный Антоний Великий 1, и сам блаженный Сисой был подражателем жития Антониева. За свое смиренномудрие он получил такую благодать от Бога, что даже воскрешал мертвых, как явствует из Патерика 2, где о святом Сисое сообщается следующее.
Некий мирянин отправился к авве Сисою на Антониеву гору за благословением, взяв с собою сына, малолетнего отрока. Случилось, что в дороге, разболевшись, сей отрок умер; но его отец не смутился, и с верою понес мертвеца к старцу. Войдя в келлию преподобного, он упал к ногам его, положив у ног преподобного и своего умершего сына, как будто тот испрашивал у него благословения и молитвы. После того, как старец совершил молитву и преподал благословение, мирянин вышел вон, оставив ребенка лежащего мертвым у ног старца. Старец не заметил, что ребенок мертв и, предположив, что он ждет благословения, сказал ему:
— Встань, дитя, и уходи отсюда.
И мертвец немедленно воскрес и пошел в след за отцом.
Тогда человек тот, увидав своего сына живым, возвратился с ним к старцу и, поклонившись, воздал ему благодарность. Старец, уразумев, что воскресил мертвого, весьма опечалился, ибо он не желал иметь славы чудотворца, и запретил тому человеку рассказывать о случившемся до самой его кончины.
Сего богодухновенного отца братия некогда спросили:
— Если брат впадет в грех, довольно ли ему для покаяния одного года?
— Жестоко слово сие, — отвечал на сей вопрос старец.
Тогда братия сказали:
— Итак согрешившему подобает каяться только шесть месяцев?
— Много, — отвечал старец.
— Может быть, — снова спросили братия, — для его покаяния достаточно сорока дней?
— Много, — снова ответил старец.
Потом он сказал:
— Я верую в милосердие Человеколюбца Бога, и если человек покается всею душою, то Бог примет его покаяние в течение трех дней.
Один брат снова спросил старца, говоря:
— Как поступить мне, отче, так как я впал в грех?
— Исправься, чадо, — отвечал старец, — и спасешься.
— Но я, по исправлении, снова пал, — отвечал брат.
— Снова исправься, — сказал старец.
— До каких же пор, — спросил брат, — будет продолжаться мое падение и восстание?
— Пока не наступит твой конец и застанет тебя или в добре, или во зле; поэтому должно всегда пребывать в исправлении, дабы в нем же и кончина застигла.
Был у сего преподобного отца ученик Аполлос. По силе вражьего коварства в числе прочих пожеланий и искушений у него явилось желание священнического сана. В сновидениях ему являлись бесы в образе святителей, хиротонисавшие его во епископа. Пробудившись от сна, он начал упрашивать старца, дабы тот приказал идти ему в город к архиерею принять рукоположение во священника. Но старец воспрещал ему сие и, поучая его, вразумлял не искать сана выше своего достоинства. Огорчившись постоянным поучением и наставлением старца, Аполлос тайно бежал от него и удалился к родственникам в Александрию, дабы при содействии последних скорее получить пресвитерский сан.
Когда Аполлос шел по дороге, встретился ему в образе неизмеримо высокого человека бес. Он был наг и черен, с отвратительным лицом, с толстыми губами и железными ногтями. Имея звериное подобие, он в то же время был похож и на мужчину и на женщину. Распространяя смрад, бес являл пред глазами Аполлоса такое бесстыдство, что сего невозможно даже передать на письме. Кинувшись Аполлосу не шею, бес обнимал его руками и часто целовал. Аполлос ограждал себя крестным знамением и вырывался из рук его. Но бес говорил ему:
— Зачем ты убегаешь от меня? Знай, что ты мой, и люблю я тебя, ибо ты исполняешь мои желания. Я потому-то и пришел к тебе, дабы сопровождать тебя, до тех пор, пока не доведу до конца всех твоих желаний.
Будучи не в состоянии переносить его смрад и бесстыдство, Аполлос возвел очи на небо и громким голосом возопил:
— Боже, молитвами отца моего Сисоя, помоги мне и избавь меня от сей напасти!
И вот бес, отступивши от него на небольшое расстояние, преобразился в красивую нагую женщину и сказал ему:
— Подойди и удовлетвори твоему желанию, потому что ты много успокаивал меня твоими помыслами в своем сердце.
— Я хотел сделать тебя, — сказал потом бес, — священником и епископом, но молитвы Сисоя, сластолюбивого старца, отгоняют меня от тебя.
С сими словами бес стал невидим.
Объятый сильным страхом, Аполлос возвратился к старцу и припавши к его ногам, исповедал пред ним всё происшедшее и просил прощения. Он рассказал также и братии, какие страдания претерпел он от обольщения диавольского и как помогли ему молитвы преподобного отца Сисоя.
Поистине молитва его была сильна для отгнания бесов. Они и от другого ученика старца Сисоя, по имени Авраама, отогнала мучившего его нечистого духа. Все злые духи бежали от него, не смея приблизиться к храброму и непобедимому воину Христову.
Преподобный Сисой прожил в пустыне шестьдесят лет. Когда он уже был при смерти (причем в это время у него находились братия), просветилось лицо его, как свет, и он сказал братии:
— Вот, пришел авва Антоний.
Затем, немного помолчав, он снова сказал:
— Вот, пришел лик пророков.
И снова он просиял еще более и сказал:
— Вот, пришел лик Апостолов.
И вдвойне просияло лицо его, и он беседовал с невидимыми лицами.
Братия упрашивали его, говоря:
— Отче, скажи нам: с кем ты ведешь беседу?
И он сказал им:
— Это ангелы пришли взять меня, но я молюсь им, дабы они оставили меня на короткое время, чтобы я мог покаяться.
— Тебе нет нужды в покаянии, отче, — сказали ему братия.
На сие старец ответил:
— Поистине я не знаю, сотворил ли я хоть начало покаяния моего.
Но все братия знали, что он совершен в добродетелях. После сего он снова просиял еще сильнее и лицо его стало как солнце, и все убоялись сего. Тогда старец сказал:
— Вот, приходит Господь, взирайте все. Он говорит: принесите Мне избранный сосуд из пустыни!
С сими словами преподобный предал дух свой Господу 3. В сей момент появилась молния и храмина наполнилась благоуханием.
Закончив такою блаженною кончиною временную жизнь свою, преподобный Сисой переселился в жизнь бесконечную. И ныне он водворяется со Христом и наслаждается Его лицезрением вместе с теми ликами святых, коих он видел при своей кончине.
По молитвам преподобного отца нашего Сисоя, да сподобимся и мы сей радости благодатию Господа нашего Иисуса Христа, Емуже слава во веки. Аминь.

Тропарь, глас 1:
Пустынный житель, и телеси ангел, и чудотворец явился еси, богоносе отче наш Сисое, постом, бдением, молитвою небесная дарования приим, исцеляеши недужныя, и душы верою притекающих ти. Слава давшему тебе крепость: слава венчавшему тя: слава действующему тобою всем исцеления.

Кондак, глас 4:
Подвизався, ангел на земли виден был еси, озаряя, преподобне, помышления верных богознаменьми всегда: темже тя верою, Сисое, почитаем.

Поученіе. Препод. Сисой Великій

Прот. Григорій Дьяченко

О смиреніи.

I. Подвижничество преп. Сисоя, преставившагося въ 429 г., память коего совершается нынѣ, продолжалось отъ ранней юности до глубокой старости. Сначала жилъ онъ въ скитѣ, потомъ перешелъ Нилъ и уединился на той горѣ, гдѣ подвизался великій Антоній и гдѣ все напоминало ему о дивномъ образцѣ иноческаго житія.

Уединеніе не скрыло великаго подвижника Сисоя отъ людей, жаждущихъ духовнаго просвѣщенія и многіе стали посѣщать Сисоя, чтобы пользоваться его наставленіями. Онъ же не отказывался принимать людей, такъ какъ любовь къ людямъ ставилъ выше своего,хотя и возлюбленнаго, безмолвія.
Въ бесѣдахъ его съ людьми заключались въ особенности уроки смиренія.

— Отецъ!—сказалъ однажды Сисою одинъ пустынникъ,—я замѣчаю за собою, что памятованіе о Богѣ всегда со мною... —Это еще немного, сынъ- мой,—отвѣчалъ ему Сисой,—еще важнѣе того — видѣть себя ниже всѣхъ, потому что такое уничиженіе способствуетъ къ пріобрѣтенію смиренія...

Другому брату сказалъ онъ:—имѣй смиреніе, отрѣшись отъ своей воли, откажись отъ пустыхъ заботъ мірскихъ, и ты найдешь миръ сердца...

О себѣ самомъ Сисой постоянно говорилъ: грѣшникомъ засыпаю, грѣшникомъ пробуждаюсь...

Препод. Сисой говорилъ, что впродолженіе 30-ти лѣтъ онъ молился такъ: — „Господи Іисусе, не дай мнѣ согрѣшить сегодня моимъ языкомъ“...—„И между тѣмъ,—прибавляетъ онъ,—я постоянно согрѣшаю въ этомъ родѣ“...

Во время кончины преп. Сисоя выказалось и великое смиреніе его и великая благодать Господня, пребывающая на смиренныхъ..., Умирая, старецъ пришелъ въ восхищеніе, лицо его просіяло и онъ заговорилъ: —„вотъ авва Антоній идетъ ко мнѣ“... Немного спустя воскликнулъ: „я вижу ликъ пророковъ“, и въ то же мгновенье лицо его еще болѣе просвѣтлѣло,—„вотъ, пришли апостолы“, -сталъ онъ говорить тихо и какъ-будто разговаривая съ кѣмъ-то изъ святыхъ.

— Съ кѣмъ онъ разговариваетъ? — недоумѣвали пустыннику собравшіеся вокругъ преп. Сисоя, чтобы выслушать его послѣднія изреченія.

— Вотъ, ангелы пришли взять мою душу,—и я молилъ ихъ подождать еще нѣсколько, чтобы успѣть мнѣ совершить покаяніе... Они же сказали: ты не имѣешь больше нужды въ покаяніи...—„Не знаю начиналъ ли я еще его? “ Эти послѣднія слова преп. Сисоя дали понять ученикамъ его, знавшимъ о глубокомъ его смиреніи, что добродѣтель его была совершенна...

Наконецъ лицо подвижника просіяло какъ солнце и въ то же время онъ воскликнулъ: „смотрите, Господь идетъ ко мнѣ“, и съ этими словами переселился въ иной міръ.

П. Препод. Сисой есть великій учитель смиренія и въ жизни своей и при смерти. Посему побесѣдуемъ осмиреніи.

а) Всѣ святые украшались смиреніемъ, не смотря на всѣ свои великія добродѣтели. Посмотримъ на этихъ смиренныхъ людей, которые предъ всѣми себя унижали, посмотримъ, кто они были на самомъ дѣлѣ. Смиренъ былъ патріархъ Авраамъ, онъ говорилъ о себѣ: я земля и пепелъ. Но кто этотъ Авраамъ? Это-отецъ вѣрующихъ, которому между патріархами нѣтъ равнаго. Смиренъ былъ царь Давидъ, онъ говорилъ о себѣ: я червь, а не человѣкъ. Но кто этотъ Давидъ? Это — порфироносный пророкъ, которому между царями нѣтъ равнаго. Смиренъ былъ апостолъ Павелъ, онъ написалъ о себѣ: я наименьшій изъ апостоловъ, я недостоинъ и называться апостоломъ. Но кто этотъ Павелъ? Это—одинъ изъ первоверховныхъ апостоловъ, который болѣе всѣхъ трудился въ дѣлѣ проповѣданія. Смиренна была пресвятая дѣва Марія; Она, выслушавъ отъ ангела благовѣстіе о зачатіи Сына Божія, говорила: „величитъ душа моя Господа и возрадовася духъ мой о Бозѣ Спасѣ моемъ, яко призрѣ на смиреніе рабы Своея“. Но кто эта смиренная дѣва Марія?— Это—пресвятая Дѣва, Матерь Божія, высшая херувимовъ и славнѣйшая серафимовъ. Впрочемъ, на что намъ приводить слишкомъ много примѣровъ? Перечислять смиренныхъ—значитъ перечислять мужей, высокихъ по духу и святыхъ по жизни. Кончимъ все однимъ. Кто есть Христосъ Іисусъ, Который во всю жизнь до самой смерти непрестанно смирялъ и уничижалъ Себя, Который не восхотѣлъ трости сокрушенной переломить и лъна дымя щагося угасить? Кто этотъ кроткій и смиренный сердцемъ, умывшій ноги Своимъ ученикамъ? Высочайшая премудрость, совершеннѣйшая святость, сіяніе славы Отчей и образъ Ѵпостаси Его*, словомъ Богъ — во плоти.

б) Послѣ сего, что же мы должны сказать о тѣхъ людяхъ, которые не хотятъ смириться предъ другими, которые любятъ гордиться собою? Что сказать о нихъ? Это— люди, въ которыхъ нѣтъ истиннаго христіанскаго духа, въ нихъ нѣтъ истинныхъ достоинствъ; въ нихъ нѣтъ ни величія, ни святости. Гордятся только низкіе и ничтожные люди. Все тяжелое естественно падаетъ внизъ, лежитъ на землѣ, а легкое поднимается вверхъ, летаетъ по воздуху, такъ люди великіе и святые всегда смиряются предъ другими, а низкіе и ничтожные ставятъ себя выше всѣхъ. И въ самомъ дѣлѣ, почему нѣкоторые люди ведутъ себя гордо? Не имѣя ничего, они хотятъ гордостію восполнить недостатокъ совершенствъ, надменностію думаютъ замѣнить слабость своихъ силъ. Почему иной человѣкъ, занявъ важное мѣсто въ обществѣ, дѣлается вдругъ неприступнымъ? Онъ боится, чтобы вблизи не разсмотрѣли его, кто онъ таковъ: онъ неприступностію хочетъ скрыть сбои недостатки, спѣсью думаетъ восполнить скудность своихъ заслугъ. Если вы увидите человѣка гордаго, неприступнаго: то не старайтесь много разгадывать, кто онъ таковъ; это просто человѣкъ безъ истинныхъ достоинствъ, въ немъ нѣтъ ни хорошаго ума, ни добраго сердца.

Правда, и люди съ великими достоинствами иногда предаются гордости. Но зато надолго ли они остаются великими при своей гордости? Начать гордиться, значитъ начинать падать; мечтаніе о себѣ — приготовленіе къ униженію. Богъ оставляетъ гордыхъ самимъ себѣ, а смиренныхъ поддерживаетъ Своею благодатію. И потому-то, братія, когда вы возмечтаете о себѣ: то бойтесь, чтобы вамъ въ скоромъ времени не посрамиться. Только при смиреніи высокъ и силенъ человѣкъ, а безъ смиренія онъ слабъ и низокъ.

Правда, низкіе и слабые люди тоже иногда смиряются. Ихъ смиреніе не лучше гордости. Предъ кѣмъ смиряются низкіе люди? Только предъ высшими. Для чего смиряются? Чтобы удобнѣе возвыситься. Въ какихъ слабостяхъ признаются низкіе люди? Въ самыхъ ничтожныхъ, маловажныхъ. Для чего признаются? Чтобы дать знать другимъ, какъ маловажны слабости, которомъ они подвержены. Такимъ образомъ у низкихъ и смиреніе всегда низко, истинное смиреніе для нихъ слишкомъ высоко, оно не по ихъ духу. Истинно смиренный потому и смиряется, что онъ смиренъ душею; потому и не возносятся его очи, что не надмевается его сердце; у него сердце какъ невинное, покорное, простосердечное дитя. Отътого-то истинно смиренными бываютъ только люди съ совершенствами, люди великіе и святые; только у такихъ людей достанетъ духу говорить о себѣ: я земля и пепелъ; я червь, а не человѣкъ.

III. Итакъ, братія, смиреніе вовсе не есть признакъ слабаго и малодушнаго человѣка; вотъ гордые люди всегда слабы и малодушны., а смиренные всегда велики и святы; смиренная выя есть признакъ величія духа, а гордое чело отпечатокъ малой души. И потому не будемъ смущаться, хотя бы намъ повелось отправлять самую низкую должность раба: низкая служба никогда не унизитъ высокаго человѣка. (Сост. по поуч. прот. Р. Путятина).

Источникъ: Священникъ Григорій Дьяченко.
Полный годичный кругъ кратких поучений. Т.II
М. Изданіе книгопродавца А. Д. Ступина, 1897 г.

0

221

ЖИТИЕ ПРЕПОДОБНОГО МОИСЕЯ ОПТИНСКОГО (ПУТИЛОВА)

http://www.ruskalendar.ru/upload/iblock/86f/86ffbf776663f9812c0f64ee366ec9da.jpg

Преподобный Моисей (Тимофей Иванович Путилов) был старшим сыном благочестивых родителей Ивана Григорьевича и Анны Ивановны, и родился 15 января 1782 года в городе Борисоглебске, Ярославской губернии. Всех детей у отца его было десятеро, из них четверо умерли в младенчестве.
В страхе Божием воспитывали Путиловы своих детей. Обучались они дома, в школу не ходили: отец боялся для них дурного товарищества. В праздники водил их отец в церковь, где пел на клиросе, и, вернувшись домой, разспрашивал о службе. Чаще всего посещали Путилова духовные лица, и потому дети его с детства слышали много назидательного.

По девятнадцатому году Тимофей, вместе с 14-летним братом Ионою, были определены отцом на службу в Москву, а в 22 года Тимофей отправился с братом в Саров. Зная, что отец не дал бы на то согласия, они написали ему, что от хозяев отошли за невозможностью жить у них и что есть у них на примере другой Хозяин, Которому они дали слово поступить в услужение. Уже из Сарова написали они откровенно отцу о своем намерении. Иван Григорьевич разгневался и приказал детям немедленно вернуться домой, но они не показывались ему два с половиной года. За это время Путилов разболелся и, когда Тимофей приехал к нему мириться, хотя не сразу, но решился отпустить сыновей.
Неизвестно почему, простившись с отцом, Тимофей не вернулся более в Саров, а его брат, оставшись там, стал впоследствии Саровским игуменом. Тимофей же поступил (1811) послушником в Свенский Успенский монастырь Орловской епархии, что близ Рославльских и Брянских лесов, где в то время спасалось много пустынножителей. Там он пробыл 10 лет под руководством иеросхимонаха Афанасия – ученика преп. Паисия Величковского, – которым был пострижен в монашество с именем Моисея, в честь преп. Моисея Мурина странноприимца.

В 1816 году к преп. Моисею приехал его младший брат Александр, он через четыре года принял постриг с именем Антония, и поручен руководству брата, к которому всю жизнь сохранял великое послушание (ныне – прославленный старец преп. Антоний Оптинский).

В 1820 году преп. Моисей, проездом из Москвы посетил Оптину Пустынь и был представлен ее игуменом Калужскому преосвященному Филарету. Дикий сосновый бор, окружающий Оптину, навел епископа на мысль устроить при монастыре скит. 6 июня 1821 г. преп. Моисей с братом преп. Антонием и еще двумя рославльских пустынниками-монахами по приглашению владыки переехали в Оптину.
 
Недалеко от обители (170 саженей) было выбрано место, и новоприбывшие приступили к великому труду. Ими была воздвигнута церковь во имя св. Иоанна Предтечи. В начале 1822 года храм был освящен, прибыл преосвященный Филарет. Преп. Моисей просил у него разрешение принять схиму. «Не убо прииде час», – был ответ. По отъезде владыки, преп. Моисей послал ему о том же письменное прошение, но преосвященный ответил предложением священства, от которого пустынник решительно отказался. Видя какие дары кроются в преп. Моисее, мудрый архипастырь не уступал; спор длился шесть недель. Наконец, епископ Филарет сказал: «Если ты не согласишься, буду судиться с тобою на Страшном суде Господнем». Только тогда умолк преподобный, и 22 декабря 1822 г. рукоположен в иеромонахи и определен духовником Оптиной, а в 1825 г. – настоятелем.

Сорока трех лет от роду принял преп. Моисей в свое заведование Оптину Пустынь и 37 лет пекся о ней. За это время, трудами настоятеля, Оптина совершенно преобразилась. Число братства увеличилось во много раз, были сделаны, несмотря на то, большие хозяйственные запасы, почти удвоена монастырская земля, разведены фруктовые сады, заведен рогатый скот, устроена обширная монастырская библиотека, расширен собор, воздвигнуты две церкви, выстроены трапеза, гостиницы, конный и скотный дворы, семь корпусов келий, два завода, мельница и знаменитая белая Оптинская ограда; служба стала совершаться благолепно, но, что всего важнее, возвысился нравственный строй обители.

С любовью приняв в Оптину старцев Леонида и Макария, он и сам преклонил пред ними свою волю, никого без их совета не определял и не постригал, советовался с ними во многом. Обладая сам в высокой степени даром разсуждения, преп. Моисей, зная, что руководитель в духовной жизни должен быть один, на всю жизнь воздержался от руководства братии словом, касаясь ее лишь по внешним делам послушания.

Таким образом, столь много потрудившись для духовного преуспеяния Оптиной, преп. Моисей сумел казаться большинству простым и добрым иноком, способным заботиться лишь о внешних нуждах обители, и утаил то высокое духовное разумение, какое стяжал подвижнической своей жизнью.

В 1856 году игумен Исаия приехал в Оптину повидаться с братьями: Моисеем, которого не видел 38 лет, и Антонием (преп. Антоний из Оптиной был взят в настоятели Малоярославецкого монастыря, и потом снова водворился в Оптиной на покой). В день коронации три брата служили Литургию и молебен, представляя великий и трогательный пример.

Уже на 8-м десятке лет Оптинский старец Моисей, дойдя до глубины смирения, говорил: «Теперь дознал я, что действительно я хуже всех».

На восемьдесят первом году жизни (май 1862 г.) преп. Моисей заболел карбункулом на спине, вскоре и водянкой. Преп. Моисея приобщали каждый день; он много страдал, но и в болезни понуждал себя и уклонялся от услуг. 6 июня преп. Моисей, сохранив свое имя, постригся в схиму, причем вид его был чрезвычайно благолепен.

16-го июня, в десятом часу утра, при чтении слов Евангелия от Матфея: Приити бо имать Сын Человеческий во славе Отца Своего, со Ангелы Своими, и тогда воздаст комуждо по деянием его (Мф. 16, 27), преп. Моисей тихо отошел.

Преп. Моисей погребен в Казанском храме Оптиной Пустыни. С ним рядом лежит его брат, игумен Антоний.

Воистину честна пред Господом смерть преподобных Его!

Жития Оптинских старцев

0

222

Церковь вспоминает преподобного Пахомия Великого
28 мая. Преподобный Пахомий Великий, наряду с Антонием Великим (память 17 января), Макарием Великим (память 19 января) и Евфимием Великим (память 20 января), является столпом пустынножительства и основателем монашеского общежития в Египте.
http://www.pravmir.ru/wp-content/uploads/2015/05/i18039-600x418.jpg

***
Преподобный Пахомий всегда поучал иноков иметь надежду только на помощь и милость Божию. В обители как-то случился недостаток пшеницы. Целую ночь святой провел в молитве, а утром привезли от начальника города большое количество хлеба для монастыря, не взяв ничего в уплату. Господь сподобил преподобного Пахомия дара чудотворения и исцеления болезней.    Ему были открыты Господом последующие судьбы монашества. Святой знал, что последние монахи не будут иметь такой ревности к подвигам, как первые, будут ходить как во тьме, не имея опытных руководителей. Простершись на земле, преподобный Пахомий горько плакал, взывая к Господу и прося милости к ним. В ответ он услышал Голос: «Пахомий, помни о милосердии Божием. О последних монахах знай, что и они получат награду, ибо им придется страдать от тяжкой для инока жизни».

+2

223

«ХОТИТЕ УВИДЕТЬ ЖИВОГО СВЯТОГО?»
Святитель Иоанн (Максимович) в воспоминаниях современников

«Святость есть не просто праведность, за которую праведники удостаиваются блаженства в Царствии Божием. Это такая высота праведности, когда люди наполняются благодатью Божией настолько, что она течет от них и на тех, кто с ними общается».
Святитель Иоанн Шанхайский

2 июля 1966 года отошел ко Господу великий чудотворец XX века святитель Иоанн (Максимович). Портал Православие.Ru публикует воспоминания людей, близко знавших святителя Иоанна и ставших свидетелями чудес, происходивших по его молитвам.

Валентина Дикова: «Мама прислала письмо из Парижа, что на моего брата напали хулиганы, избили до потери сознания и взяли его деньги… Брата отвезли в больницу, и рентген показал, что у него трещина в черепе… К брату ночью приходил владыка Иоанн, причастил его, помолился, потрогал его голову и спросил, не нужны ли ему деньги… Рассказав об этом маме, брат спросил, как владыка узнал, что он в госпитале и что он остался без денег, — мама ведь еще о случившемся не знала! Когда моему брату сделали повторный снимок головы, то не нашли трещины, и брат быстро поправился, а доктор ничего не мог понять! Многим, кто знал владыку, было известно, что просить его не надо — его Сам Господь посылал и указывал, куда и к кому идти. В Париже в госпиталях владыку все знали, и его туда

ТЕКСТ БОЛЬШОЙ, МНОГО ФОТО, ПОЭТОМУ ДАЮ ССЫЛКУ НА ИСТОЧНИК: http://www.pravoslavie.ru/put/80368.htm

+2

224

Старец Паисий Святогорец: Животные чувствуют любовь человека
– Авва Исаак говорит. «Сердце милующее – это возгорание сердца у человека о всём творении...»

– Да, так и есть, «возгорание сердца» и о животных, и даже о демонах. Духовный человек отдаёт свою любовь прежде Богу, затем людям, а остаток своей любви он отдаёт животным и всему творению.
Эта божественная любовь извещает животных. Они распознают человека, который их любит и сострадает им, и без боязни приближаются к нему. Даже дикие животные могут отличить человека, который их любит, от охотника, который охотится на них. От охотника они прячутся, а к человеку, который их любит, приближаются. Раньше я думал, что это не относится к змеям, потому что змея – единственное животное, которое люди не любят. Однако позднее я убедился, что и змеи чувствуют любовь человека и могут стать его друзьями. Если человек поставит себя на место змеи и станет ей сострадать, змея сразу это понимает и приближается к человеку как друг. Она словно говорит: «Слава Богу, вот и я наконец-то нашла друга»!
http://www.agioritikovima.gr

+2

225

Старец кроткий: преподобный Макарий Желтоводский и его святые обители

+3

226

Фрагмент из творений святителя Николая Сербского.

На сегодня, когда мы, противники  электронного концлагеря, зачастую остаемся наедине с лукавым врагом и порой приходим в уныние или малодушие от кажущейся безысходности, очень нужные, ободряющие слова Святителя.

"Не сдаваться врагу - вот основное правило сражающегося воина. Военачальник заранее предупреждает всякого воина об угрозе неприятельских ловушек, дабы тот не был обманут и взят в плен. Оставшийся в одиночестве, голодный, продрогший и раздетый воин испытает великое искушение сдаться врагу. Его положение коварный супостат будет использовать всеми возможными способами. И сам голодая, он станет подбрасывать воину сколько-нибудь хлеба, чтобы показать, будто имеет пищу в изобилии. И сам замерзая, в лохмотьях и полунагой, он будет подбрасывать ему что-нибудь из одежды, чтобы показать, будто одет и богат. Станет он подбрасывать и письма, в коих будет похваляться своею уже обеспеченной победой и обманывать несчастного воина, говоря, будто уже многие полки его товарищей справа и слева от него сдались, или его генерал убит, или его король просит мира! Будет он обещать и скорое возвращение к родному очагу, и должность, и деньги, и все, что находящемуся в крайней нужде человеку только во сне может присниться. Все эти неприятельские хитрости и уловки военачальник заранее описывает воинам, предостерегая, чтобы они ничему из того не верили, но удерживали позицию, не сдавались и пребывали верны своему знамени даже до смерти".

+5

227

Что то увлеклись все политиканством и аналитикизмом, а этим душу не спасёшь - лучше вернуться на круги своя(а то форум превратится в ленту новостей и аналитических статей)....

Схиигумен Савва Остапенко: Сила привычки и ее значение в духовной жизни
http://pravpokrov.ru/church_life/?SECTI … T_ID=11792

О помыслах и о прелести. Душеполезные поучения преподобного Силуана Афонского
http://www.diveevo.ru/2/0/1/4411/

Практические советы афонского старца Ефрема относительно повседневной жизни
http://www.diveevo.ru/2/0/1/4417/

+1

228

Пыльный написал(а):

Что то увлеклись все политиканством и аналитикизмом, а этим душу не спасёшь - лучше вернуться на круги своя(а то форум превратится в ленту новостей и аналитических статей)....

Так выкладывайте, кто против? Зачем сразу пускаться в обвинения? На форуме всегда обсуждались вопросы происходящего в мире, тем более время сейчас напряженное.
Много раз говорили - выкладываете что считаете нужным по любой тематике форума. На форуме уже скопилось множество материалов по духовным вопросам. Кто хочет помочь берет и публикует что желает.

0

229

Память преподобного Иоанна Хозевита, епископа Кесарийского

http://www.ruskalendar.ru/upload/iblock/c45/c45ccb9df38a867a6de67d6a9e8a08d3.jpg

Преподобный отец наш Иоанн Хозевит был родом из города Фив, что в Египте. В монашество он был пострижен своим дедом и, по совету сего старца, ходил ко святым местам в Иерусалим. По возвращении оттуда, он провел со старцем несколько дней, а затем удалился от него в одно тесное ущелье, где нашел небольшую пещеру и жил там, питаясь одними кореньями и травами. Когда же Бог восхотел прославить Своего угодника, то явил сие следующим образом. В тех местах жил великий постник, по имени Анания. Однажды к нему приведен был сын одного человека, мучимый нечистым духом. Анания не принял его, но с великим смирением сказал, чтобы пошли внутрь страны и поискали бы там Иоанна Египтянина, который может исцелить отрока. Когда посланные нашли Иоанна, они объявили ему, зачем пришли. Сначала Иоанн отказывался, но, после долгой мольбы, согласился изгнать нечистого духа и помолился Богу. Обратившись затем к бесу, он сказал:

– Именем Иисуса Христа, – не я, но Анания повелевает тебе, нечистый дух, выйти из отрока сего.

По слову святого нечистый дух вышел из отрока, и сей последний стал здоров и всем объявил о совершенном над ним славном чуде. Затем святой Иоанн должен был, против воли, принять епископство в Кесарии, но, будучи не в силах принимать почести и желая проводить иноческую жизнь, оставил Кесарию и вновь удалился в пустыню, где и пробыл до конца своей жизни.

Бог прославил святого подвижника Своего славными чудесами. У одного человека малолетний сын был мучим духом нечистым. Отец посадил его в корзину и, покрыв сверху травою, принес к Иоанну и поставил ее у пещеры святого. Когда ребенок заплакал, святой встал и тотчас узнал, что в ребенке гнездится дух нечистый; прогнав беса, Иоанн исцелил дитя. Но изгнанный бес не успокоился и стал мстить подвижнику, приняв на себя человеческий образ. Встретив святого в прибрежном ущелье, бес припал к ногам его, как бы ища благословения. Раб Божий, нечаянно увидев его лицо, удивился, а бес, схватив святого за ноги, низвергнул его вниз к берегу; святой упал стремглав, но, по благодати Божией, остался невредим, так что человекоубийца не достиг ничего. Затем злой дух отдал раба Божия во власть одного разбойника, который бил святого, срывал с него одежду и сжег даже его хижину. Святой терпеливо переносил всё сие и только говорил про себя:

– О Всевышний Господи! благодарю Тебя, если сие угодно Тебе.

Тогда, по воле Всевышнего, разбойник был схвачен и умер позорною смертью, и раб Божий нашел себе на некоторое время покой. Но лукавый не прекратил, однако, борьбы с блаженным. Когда святой отправился однажды посетить братию, одна женщина встретила его на пути и пала к его ногам, умоляя войти к ней в дом и освятить его своею молитвою и благословением. Святого тронули ее мольбы, и он вошел. Тогда скверная обольстительница заперла двери и, вся обнажившись, делала всякие мерзости, чтобы только осквернить нескверного. Но твердый муж непоколебимо устоял против бесовского ухищрения и, оттолкнув ее, вышел невредимым.

Блаженный Иоанн, услышав о некоем постнике Маркиане, молва о котором распространялась повсюду, пожелал его видеть; между тем, еще ранее, св. Иоанн, чтобы избежать всякого соблазна, решился не покидать своей келлии ни в каком случае, и с этою целию сам связал себя и почитал сии узы своим неразрешимыми. И вот, ангел Господень восхитил Маркиана из его келлии и внезапно поставил его пред блаженным Иоанном. Они приветствовали друг друга и насладились духовною беседою. Затем Маркиан опять был взят ангелом и стал невидим.

Святой Иоанн изгонял из многих людей бесов, исцелял от лютых болезней, изводил молитвою водные источники, сводил с неба дождь и много других чудес совершил силою Божиею, и в глубокой старости с миром предал Богу святую душу свою.

«Жития святых» Димитрия Ростовского

http://www.ruskalendar.ru/publications/ … p?ID=17398

+2

230

Святитель Иоанн Златоуст

http://days.pravoslavie.ru/jpg/ib131.jpg

Святитель Иоанн Златоуст, архиепископ Константинопольский, один из трех Вселенских святителей, родился в Антиохии ок. 347 года, в семье военачальника. Его отец, Секунд, умер вскоре после рождения сына. Мать святого Иоанна, Анфуса, оставшись в двадцать лет вдовой, не стала более выходить замуж и отдала все силы воспитанию сына в правилах христианского благочестия. Юноша учился у лучших философов и риторов. Но, пренебрегая суетными знаниями язычников, будущий святитель рано обратился к углубленному изучению Священного Писания и молитвенному созерцанию. Святитель Мелетий, епископ Антиохийский (память 12 февраля), полюбивший Иоанна, как сына, наставил его в вере и в 367 году крестил. Через три года святой Иоанн был поставлен во чтеца. После того, как святитель Мелетий был отправлен в ссылку императором Валентом в 372 году, Иоанн совместно с Феодором (впоследствии - епископом Мопсуетским) учился у опытных наставников подвижнической жизни, пресвитеров Флавиана и Диодора Тарсийского. Особенное влияние на юношу оказал высокообразованный Диодор. Когда скончалась мать Иоанна, он принял иночество, которое называл "истинной философией". Вскоре Иоанна и Феодора сочли достойными кандидатами для занятия епископских кафедр, и друзья решили удалиться в пустыню, избегая назначения. Однако святой Иоанн, сам уклонившись из смирения от архиерейского сана, тайно содействовал посвящению Василия. В это время святой Иоанн написал "Шесть слов о священстве", великое творение православного пастырского Богословия. Четыре года провел святой в трудах пустыннического жительства, подвизаясь под руководством опытного духовного наставника. Здесь были им написаны три книги "Против вооружающихся на ищущих монашества" и сочинение "Сравнение инока с царем" ("Сравнение власти, богатства и преимуществ царских с истинным и христианским любомудрием монашеской жизни"), проникнутые высоким представлением о достоинстве иноческого звания. Два года святой соблюдал полное безмолвие, находясь в уединенной пещере. Для восстановления здоровья Иоанн должен был возвратиться в Антиохию. В 381 году святой епископ Мелетий Антиохийский посвятил его во диакона. Последующие годы были посвящены работе над новыми богословскими творениями: "О Провидении" ("К Стагирию подвижнику"), "Книга о девстве", "К молодой вдове" (два слова), "Книга о святом Вавиле и против Юлиана и язычников".

В 386 году святой Иоанн был хиротонисан епископом Антиохийским Флавианом во пресвитера. На него возложили обязанность проповедовать Слово Божие. Святой Иоанн оказался блестящим проповедником, и за редкий дар Богодохновенного слова получил от паствы наименование "Златоуст". Двенадцать лет святой, при стечении толп народа, обычно дважды в неделю, а иногда - каждодневно, проповедовал в храме, глубоко потрясая сердца слушателей.

В пастырской ревности о наилучшем усвоении христианами Священного Писания святой Иоанн обращается к священной герменевтике - науке о толковании Слова Божия. Среди его экзегетических творений - толкования на целые книги Священного Писания (Бытия, Псалтирь, Евангелия от Матфея и Иоанна, Послания апостола Павла) и множество бесед на отдельные тексты святой Библии, а также поучения на праздники, в похвалу святых и слова апологетические (против аномеев, иудействующих и язычников). Иоанн-пресвитер ревностно исполнял заповедь попечения о бедных: при нем Антиохийская Церковь питала каждый день до 3000 дев и вдовиц, не считая заключенных, странников и больных.

В начале Великого поста 388 года святитель начал толкование книги Бытия. За Четыредесятницу он произнес 32 беседы. На Страстной седмице говорил о предателе и о Кресте, на Пасхальной седмице и до Пятидесятницы ежедневно прихожане наставлялись его пастырским словом. Толкование книги Бытия было закончено в конце октября. С Пасхи следующего года святой начал изъяснение Евангелия от Иоанна, а в конце 389 года перешел к Евангелию от Матфея. В 391 году антиохийские христиане слушали его толкование на Послания святого апостола Павла к Римлянам и к Коринфянам. С 393 года он обратился к Посланиям к Галатам, Ефесянам, Тимофею, Титу и псалмам. В беседе на Послание к Ефесянам святой Иоанн обличал антиохийский раскол: "Говорю и свидетельствую, что раздирать Церковь не менее значит, как и впадать в ересь. Церковь есть дом Отца Небесного, Единое Тело и Единый Дух".

Росла слава святого проповедника, и в 397 году, по преставлении Константинопольского архиепископа Нектария, преемника святителя Григория Богослова, он был вызван из Антиохии для поставления на Константинопольскую кафедру. В столице святой архипастырь не мог проповедовать так часто, как в Антиохии. Множество дел ожидало решения святителя, он начал с главного - с духовного совершенствования священства. И здесь лучшим примером был он сам. Средства, которые предназначались для архиепископа, святой обратил на содержание нескольких больниц и двух гостиниц для паломников. Архипастырь довольствовался скудной пищей, отказывался от приглашений на обеды. Ревность святителя к утверждению христианской веры распространялась не только на жителей Константинополя, но и на Фракию, включая славян и готов, Малую Азию и Понтийскую область. Им был поставлен епископ для Церкви Боспора, находившейся в Крыму. В Финикию, Персию, к скифам для обращения ко Христу язычников святой Иоанн направлял ревностных миссионеров, писал послания в Сирию, чтобы вернуть Церкви маркионитов, и добился этого. Храня единство Церкви, святой не позволил могущественному готскому военачальнику, диктовавшему свои условия императору, открыть в Константинополе арианский храм.

Много трудов положил святитель на устроение благолепного Богослужения: составил чин Литургии, ввел антифонное пение за всенощным бдением, написал несколько молитв чина елеосвящения. Распущенность столичных нравов, особенно императорского двора, нашла в лице святителя нелицеприятного обличителя. Когда императрица Евдоксия распорядилась о конфискации последней собственности у вдовы и детей опального вельможи, святой встал на их защиту. Гордая императрица не уступила и затаила гнев на архипастыря. Ненависть Евдоксии к святителю разгорелась с новой силой, когда недоброжелатели сказали ей, будто святитель в своем поучении о суетных женщинах имел в виду ее. Суд, составленный из иерархов, справедливо обличаемых ранее Златоустом: Феофила Александрийского, Севериана, Гевальского епископа, незадолго перед тем изгнанного из столицы за беспорядки, и других - постановил низложить святого Иоанна и за оскорбление императрицы предать казни. Император заменил казнь изгнанием. У храма толпился возбужденный народ, решивший защищать своего пастыря. Святитель, чтобы избежать волнений, сам отдал себя в руки властей. Той же ночью в Константинополе произошло землетрясение. Дворец содрогнулся. Испуганная Евдоксия просила императора срочно вернуть святого и немедля послала письмо изгнанному пастырю, умоляя его вернуться. И вновь в столичном храме святитель в краткой речи благословляет Господа "за все пути Его". Клеветники бежали в Александрию. Но уже через два месяца новый донос пробуждает гнев Евдоксии. В марте 404 года состоялся неправедный Собор, постановивший изгнать святого Иоанна. По удалении его из столицы, пожар обратил в пепел храм Святой Софии и здание сената. Вскоре последовали опустошительные набеги варваров, а в октябре 404 года умерла Евдоксия. Даже язычники видели в этих событиях небесное наказание за неправедное осуждение угодника Божия.

Находясь в Армении, святитель еще более старался укрепить своих духовных чад. В многочисленных письмах (их сохранилось 245) епископам Азии, Африки, Европы и особенно своим друзьям в Константинополе святой Иоанн утешал страдающих, наставлял и поддерживал своих приверженцев. Зимой 406 года святитель Иоанн был болезнью прикован к постели. Но враги его не унимались. Из столицы пришел приказ перевести святого Иоанна в глухой Питиус (в Абхазии). Истощенный болезнями святитель в сопровождении конвоя три месяца в дождь и зной совершал свой последний переход. В Команах силы оставили его. У склепа святого Василиска (память 22 мая), утешенный явлением мученика ("Не унывай, брат Иоанн! Завтра мы будем вместе"), причастившись Святых Тайн, вселенский святитель со словами "Слава Богу за всё!" отошел к Господу 14 сентября 407 года. Святые мощи Иоанна Златоуста торжественно были перенесены в Константинополь в 438 году. Ученик святого Иоанна, преподобный Исидор Пелусиотский (память 4 февраля), писал: "Дом Давидов укрепляется, а дом Саулов слабеет, как ты видишь: он победил бурю жизни и переселился в Небесный покой".

http://days.pravoslavie.ru/Life/life2532.htm

+1

231

Преподобный Паисий Величковский

http://days.pravoslavie.ru/Life/life6782.htm

http://days.pravoslavie.ru/jpg/ib533.jpg

Архимандрит Нямецкого монастыря в Молдавии. Родился он в 1722 г. в городе Полтаве в семье протоиерея, 17-ти лет вступил в Любечский монастырь, перешел в скит Трейстены в Молдавии, оттуда — в скит Керкул, отличавшийся особенной строгостью монашеской жизни.

Затем преподобный переселился на Афон, где основал особую монашескую общину — скит св. Илии. В 1758 г. в возрасте 36 лет был рукоположен в священный сан. В 1763 г. преподобный Паисий с 64 монахами переселился в Молдавию, в Валахию, по просьбе тамошнего господаря, для лучшего устройства в этой стране монашеской жизни и поставлен настоятелем монастыря Драгомирны.

За три года число Драгомирнской братии утроилось. Устроитель братства отец Паисий написал и ввел устав по чину свв. Василия Великого, Феодосия Великого, Феодора Студита и Афонской горы. Основные идеи этого устава: нестяжательность, отсечение воли и послушание, умная молитва и чтение книг, непрестанное рукоделие и бытовое благочиние (образцовая больница, странноприимница, церковные художества и др.). Земля, на которой помещался Драгомирнский монастырь, после русско-турецкой войны (1774 г.) отошла к католической Австрии. Авва Паисий, не видя возможности мира духовного Восточной Церкви в новом государстве, решил уйти и увести за собой всю братию — 350 человек. Господарь Григорий Гика и митрополит Гавриил предоставили им уединенный в горах бедный Секульский монастырь во имя Усекновения главы Иоанна Предтечи. Когда братия умножилась и преподобный Паисий стал просить о помощи в строительстве келлии, то ему было повелено переселиться с братией в богатейший Нямецкий монастырь, что он и исполнил в 1779 г., оставив часть братии в Секуле.

Житие в Нямецком монастыре преподобный Паисий устроил по образу Драгомирны и Секула — общежитие, умная молитва, переписка и чтение святоотеческих книг, ежедневное (утром и вечером) исповедание помыслов духовникам. Паства преподобного умножилась, были иноки более чем 10 национальностей и число их к 1790 г. возросло до 10 тыс. человек. В то время это была самая многолюдная обитель Восточной Православной Церкви. В 1790 г. преподобный Паисий был возведен в сан архимандрита, продолжая окормлять по-прежнему Секул и другие окрестные монастыри и скиты.

На протяжении всего времени старческих подвигов в молдавских монастырях авва Паисий учил братию умной молитве, продолжая единую линию отцов Добротолюбия, преподобного Григория Синаита, святителя Григория Паламы и преподобного Нила Сорского. Преподобный Паисий приводил многочисленные доказательства и свидетельства святоотеческого почитания умной молитвы: «Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя», которая есть и моление, и исповедание веры. «Умно-сердечная молитва — для преуспевающих, для средних — пение, то есть обычные церковные песнопения, для новоначальных — послушание и труд», — поучал старец.

Многотрудная жизнь старца подходила к своему земному концу. Поболев перед кончиной, он с миром преставился в 1794 г., 15 ноября, пожив 72 года. Преподобный Паисий был погребен в Нямецком монастыре в соборном храме Вознесения Господня.

Его переводы с греческого на русский язык святоотеческих творений, долго бывшие единственными в русской литературе, читались повсюду. Так, им изданы: «Добротолюбие», сочинения преподобного Исаака Сирина, преподобного Феодора Студита, преподобного Варсонофия, святителя Григория Паламы, преподобного Максима Исповедника, «Восторгнутые класы» — сборник из творений святителя Иоанна Златоуста и многое другое. Преподобный Паисий является возродителем на Руси, после преподобного Сергия, школы старчества, которая на протяжении всего XIX века и позднее приносила свои благодатные плоды на ниве спасения чад церковных в Глинской и Оптиной пустынях и других монастырях Русской Церкви.

+1

232

http://s7.uploads.ru/t/Na43w.jpg

Сердце сокрушенно и смиренно Бог не уничижит (Пс. 50, 19). Можно ли нам не сокрушаться, если мы видим свое бессилие против страстей и повинны в них перед Богом? Но мы дерзки и бесчувственны и потому возносимся до поры до времени. Не надо нам ни веры, ни Бога, ни храма, ни молитвы, живем в сущности хуже животных, ибо сами себе боги. Но смерть все ставит на свои места, и тогда мы, наверное, позавидуем участи животных, у которых нет бессмертия. Но неверие отрицает человеческое бессмертие, ибо если бы верили как должно, то разве бы жили в гордости и бесчувствии?
Схиархимандрит Илий (Ноздрин)

+1

233

Преподобный Савва Сторожевский

http://3rm.info/uploads/posts/2015-12/1450210194_savva-storozhevskiy-2.jpg


Преподобный Савва Сторожевский, Звенигородский чудотворец, очень молодым пришел в обитель преподобного Сергия Радонежского (+ 1392, память 5 июля и 25 сентября) и принял от него постриг в монашество. Он был одним из первых учеников и сподвижников преподобного Сергия. Под руководством этого наставника преподобный Савва научился послушанию, смирению, хранению помыслов, воздержанию и целомудрию.

Преподобный любил безмолвие, поэтому избегал бесед с людьми. Он никогда не был праздным; часто плакал о нищете своей души. Святой питался только растительной пищей, носил грубую одежду, спал на полу. Подвижническая жизнь преподобного Саввы снискала ему всеобщую любовь; он был поставлен во пресвитера и назначен преподобным Сергием духовником братии. Наставления преподобного Саввы были настолько назидательны, что не только иноки, но и миряне открывали ему свои души.

По благословению преподобного Сергия инок Савва стал игуменом обители Успения Божией Матери. Ее устроил на реке Дубенке великий князь Московский благоверный Димитрий Донской в благодарность за победу над Мамаем. В 1392 году, когда преемник преподобного Сергия — игумен Никон — оставил управление монастырем и затворился в своей келлии, братия Троицкого монастыря умолили преподобного Савву вернуться в их обитель и принять игуменский жезл. В течение шести лет преподобный Савва, прибегая к молитвенной помощи преподобного Сергия, пас порученное ему стадо. По примеру преподобного Сергия святой Савва во время игуменства молитвою извел источник воды за северной стеной монастыря.

Князь Юрий Димитриевич Звенигородский, крестный сын преподобного Сергия, избрал преподобного Савву своим духовником. По его просьбе преподобный основал близ Звенигорода новую обитель. Но, стремясь к уединению, преподобный Савва ушел на пустынное место — гору Сторожевскую. Там он построил деревянный храм в честь Рождества Пресвятой Богородицы и малую келлию для себя.

Слухи о иноческих подвигах привлекли к нему многих искавших уединения и безмолвной жизни. В 1399 году преподобный основал на Сторожевской горе монастырь и с отеческой любовью принимал всех ищущих спасения, научал их иноческому послушанию и смирению. Преподобный Савва, несмотря на преклонные годы, много потрудился при устройстве обители. Подавая пример инокам, он выполнял все необходимые работы, предостерегая всех от праздности. Преподобный выкопал себе пещеру в версте от монастыря, в которой подолгу со слезами молился и предавался Богомыслию.

За высокую добродетельную жизнь Господу угодно было прославить преподобного даром прозорливости. Перед походом князя Звенигородского Юрия Димитриевича на войну, святой старец, помолившись, благословил его и предсказал ему победу и благополучное возвращение.

Скончался святой в глубокой старости 3 декабря 1406 года. В грамоте 1539 года преподобный Савва называется чудотворцем. В середине XVI в. было составлено описание чудес. От мощей преподобного исцелялись больные и изгонялись бесы из одержимых. Несколько раз преподобный Савва Сторожевский являлся насельникам обители, молитвенно обращавшимся к нему за помощью.

Однажды преподобный Савва явился во сне игумену Сторожевской обители Дионисию, который был иконописцем. После этого видения игумен Дионисий написал первую икону святого Саввы.

Празднование преподобному Савве было установлено в 1547 году на Московском Соборе и совершается 3 декабря. Нетленные мощи его обретены 19 января 1652 года.

http://3rm.info/publications/60642-16-d … skogo.html

+2

234

Все ли пойдут в одну муку, или мучения различны? Разные есть роды мучений, как слышали мы в Евангелии. Есть тьма кромешная (Мф. 8, 12); геенна огненная (Мф. 5, 22) — иное место мучений; скрежет зубов (Мф. 13, 42) — также особое место; червь неусыпающий (Мк. 9, 48) — в ином месте; озеро огненное (Апок. 19, 20); тартар (2 Петр. 2, 4); огонь неугасающий (Мк. 9, 43); преисподняя (Фил. 2, 10); пагуба (Мф. 7, 13); дальнейшие страны земли (Еф. 4, 9); ад, где пребывают грешники, и дно адово — самое мучительное место. На сии-то мучения распределены будут несчастные, каждый по мере грехов своих, или более тяжких, или более сносных.

Преподобный Ефрем Сирин
http://s3.uploads.ru/t/lpEwI.jpg

+2

235

"...Если же тайное совершение греха столько страха поселяет в грешнике, то как велик будет ужас его, когда грех обнаружится? И если грех еще здесь ввергает грешника в такой ужас, то какое мучение произведет в нем, когда предстанет он Судие? И тать, и прелюбодей чувствуют стыд, когда видит их один человек; в каком же стыде должны предстать там, когда будут взирать на них и небо и земля!

Ни один сердечный помысл не останется там неоткрытым, ни один взор очей не избежит суда. И срамное слово, сказанное тайно и шепотом, будет в тот день обнаружено пред праведным Судиею, Который сокровенное судит открыто. И небо и землю призовет Он быть с Ним на суде; и горние и дольние предстанут со страхом и трепетом. И небесные воинства и полчища преисподних вострепещут пред немилующим Судиею, Который приидет, сопровождаемый ужасом и смертию.

Небо свиется в ужасе; небесные светила спадут, как незрелые смоквы с смоковницы и как листья с дерев. Солнце померкнет от страха, побледнеет луна, содрогаясь, помрачатся светлые звезды в страхе перед Судиею. Море, ужаснувшись, восколеблется, иссохнет, исчезнет, и не станет его. Персть земная объята будет пламенем и вся обратится в дым. Горы растают от страха, как свинец в горниле, и все холмы, как пережигается известь, воскурятся и обрушатся.

Восстанет Бог на суд и вознесется над врагами Своими. Ужасом объята будет тварь и станет, как мертвая. Восстанет Бог на суд, и всякий порядок придет в расстройство, и нестерпимы будут для тварей гнев и ярость Судии. Восстанет Бог на суд, и небо и земля разорятся, весь мир разрушится, все красоты его исчезнут.

Восстанет Бог на суд нечестивых и непокорных, и тварь обратится в прах. Кто в состоянии вынести силу Его? Падут пред Ним все высоты, и низринутся все долины; и небо и земля прейдут и исчезнут, как дым. Всю тварь совьет Он и бросит, как одежду, чтобы в ярости Своей покарать врагов Своих, возненавидевших Его. Как в ризу облекался Он во вселенную, и теперь во гневе Своем сложит с Себя, чтобы совершить суд над презрителями. Как разгневанный человек в досаде своей сбрасывает с себя одежды, чтобы отмстить своему противнику, наказать врагов своих, так Судия повергнет всю тварь Свою на нечестивых и мятежных, которые презирали, оскорбляли и уничижали Его. И тварь не стерпит гнева Судии, пламенеющего яростию на врагов и нечестивцев. И пред Ним и окрест Его огонь попаляет и поядает грешных и безбожных. И все те, которые не чтили и уничижали Его, издеваясь над Его долготерпением, как сухие ветви, истреблены будут исходящим от Него огнем. Небо омрачится от ужаса,– какой же нечестивец спасется тогда? Море высохнет от страха,– какой же беззаконник останется в живых? Вся земля сгорит,– какой же грешник избегнет наказания? Огнь возгорится от Господа и всюду потечет на отмщение; и небо, и земля, и море воспламенятся, как солома.

Только малая искра изойдет из Божественного огня, и все народы, сотворенные Богом, не в состоянии будут стерпеть зноя. Ибо когда угодно Ему стало сотворить мир и призвать народы в бытие, тогда по милосердию Своему удержал Он в Себе огонь сей, чтобы не попалил он миров. По благоволению Своему сокрыл в Себе огнь, по милости утаил в Себе пламень. А если бы не скрыл Своего огня, не постояла бы тварь. Но когда снова приидет судить небо и землю, тогда в гневе Своем даст возгореться Своему огню, и миры не постоят пред Ним, горние обители узнают смерть, и дольние – смерти смерть.

Если бы праведные и святые по милосердию Божию не были охранены от огня Судии, воспламеняющего небо и землю, то они вместе с грешными были бы попалены огнем сим. И если бы не благодать ограждала небесные воинства, то и они вместе с злыми были бы истреблены силою этого пламени.

Если праведные едва могут остаться живыми среди ужасов суда, то куда низринутся нечестивые и грешные? И пламенные Серафимы не отваживаются умолять о помиловании при виде огненного прещения, но стоят в страхе и трепете и безмолвствуют, как мертвые. И святые не просят о пощаде, потому что восходит дым гнева Его, и содрогаются они от опасения сгореть вместе с грешными. Когда Царь во гневе совершает суд над врагами Своими, тогда гнев Его вместе с злыми угрожает и тем, которые стали бы за них умолять Его о милосердии.

Судия восседает на огненном престоле; окрест Его море пламени, и река огненная течет от Него подвергнуть испытанию все миры. И в людей вложил Он огня Своего, чтобы не попалил их оный огнь, когда воспламенит Он всю тварь, и будет очищать ее как в горниле. Если этот огонь сохраняется теперь и не утушен грехами, то сохранившие в себе сей огнь спасутся от оного страшного попаления. А если в ком утушен он грехами и не сохранен святостию жизни, то все таковые для того огня, от которого сгорит мир, будут то же, что солома."

О страхе Божием и о последнем суде. Преподобный Ефрем Сирин.

+2

236

СВЯТИТЕЛЬ МОДЕСТ, АРХИЕПИСКОП ИЕРУСАЛИМСКИЙ

http://days.pravoslavie.ru/jpg/ib1924.jpg

Святитель Модест, архиепископ Иерусалимский, родился в Севастии Каппадокийской (Малая Азия) в христианской семье. С юных лет он почувствовал влечение к строгой иноческой жизни. Святой Модест принял монашеский постриг. Впоследствии он был настоятелем обители святого Феодосия Великого. В то время на Сирию и Палестину (614) напали войска персидского царя Хозроя и, объединившись с иудеями, перебили 90 тысяч христиан и разрушили христианские храмы. Иерусалимский Патриарх Захария и множество христиан вместе с Крестом Господним были взяты в плен. Святому Модесту было поручено временно управлять Иерусалимской Церковью в должности местоблюстителя патриаршей кафедры.

Святой Модест с помощью Александрийского Патриарха Иоанна (память 12 ноября) восстановил разрушенные христианские святыни, в том числе храм Гроба Господня. Он с честью похоронил останки убитых иноков из обители святого Саввы Освященного. Через 14 лет возвратился из плена с Крестом Господним Патриарх Захария. После его кончины святой Модест был поставлен Патриархом Иерусалимским. Святитель Модест скончался 97-ми лет в 634 году.

http://days.pravoslavie.ru/Life/life3141.htm

0

237

Святитель Филогоний, епископ Антиохийский, до поставления на епископскую кафедру был адвокатом, выступал в защиту нищих, вдов и сирот. Когда он овдовел, его избрали епископом Антиохии. Обладая глубокими Богословскими познаниями, святитель Филогоний успешно защищал Православие против арианства и этим предупредил смуту в Церкви. Во время гонения на христиан при Максимиане (305 - 311) и Ликинии (307 - 324) святитель Филогоний явил себя исповедником православной веры. Скончался мирно около 323 г. В 386 г. Иоанн Златоуст произнес похвальное слово святителю Филогонию.

Святитель Даниил Сербский, единственный сын богатых и знатных родителей, был приближенным сербского короля Стефана Уроша Милютина. Отказавшись от светской карьеры, он принял пострижение от игумена монастыря во имя святителя Николаяв местечке Кончул на берегу реки Ибра. Подвижническая жизнь инока Даниила была примером для всей братии. Архиепископ Сербский Евстафий рукоположил его во пресвитера и принял в свою келлию. Когда же пришло время выбирать игумена в Хилендарский монастырь на Святой Горе Афон, то назначение получил святой Даниил. Игуменствовать святому пришлось в то тяжелейшее для Святой Горы время, когда изгнанные из Палестины крестоносцы, смешавшись с арабами, расхищали и грабили афонские монастыри, "не щадя никакой святыни". Святой Даниил мужественно пребывал в Хилендарском монастыре, который перенес и штурмы, и осаду, и голод. Когда на Святой Горе воцарился мир, святой сложил с себя игуменство и удалился на полное безмолвие в келлию святого Саввы Сербского (в Карее). Во время междоусобной войны Уроша Милютина с братом Стефаном Драгутином подвижник был вызван в Сербию и примирил братьев. На родине Даниил был посвящен в епископа Банского и поставлен настоятелем знаменитого монастыря святого Стефана - королевской сокровищницы. Закончив в Банске постройку кафедрального храма во имя святого апостола и архидиакона Стефана, святой Даниил снова вернулся к иноческим подвигам на Святую Гору.

http://days.pravoslavie.ru/jpg/ib1515.jpg

В другой раз святитель был призван с Афона в 1325 году для возведения во архиепископа Сербского, состоявшегося на праздник Воздвижения Креста Господня.

В торжестве приняли участие прот Святой Горы Гарвасий и святогорские старцы. Архиепископ Даниил был примером благочестия, мудрым архипастырем. Совершенная нестяжательность, неустанные заботы и труды о нуждах Церкви и паствы и благолепии святых храмов отличали его святительское служение. В 1335 году в Дечах святитель воздвиг храм в честь Вознесения Господня, один из лучших христианских памятников Сербии. Собрав сведения о прошлом Сербии, святитель составил "Родослов", где описал жизнь сербских властителей и сербских первосвятителей. Еще при жизни святитель Даниил удостоился дара чудотворений и исцелений. После четырнадцати лет архиепископского служения святитель Даниил отошел ко Господу 19 декабря 1338 года.

+1

238

ПРЕПОДОБНЫЙ НИФОНТ, ЕПИСКОП КИПРСКИЙ

http://days.pravoslavie.ru/jpg/ib1961.jpg

Преподобный Нифонт, епископ Кипрский (IV), родился в Пафлагонии, образование получил в Константинополе. В детстве он был кротким и добрым, часто посещал церковную службу. Но в юности он стал вести разгульную и греховную жизнь. Временами, приходя в себя, он ужасался глубине своего падения, но, полагая, что ему уже не получить прощения, продолжал нечестивую жизнь. Однажды он встретил своего друга, который долго с удивлением смотрел на его лицо. На вопрос Нифонта, чему он удивляется, друг отвечал: "Я никогда не видел ранее у тебя такого лица, оно черное, как у эфиопа". Эти слова показали Нифонту глубину его падения, и он стал взывать к Божией Матери, прося Ее заступничества.

После долгой молитвы он увидел, что Лик Божией Матери на святой иконе просветлел и Она улыбнулась.

С тех пор Нифонт непрестанно молился Царице Небесной. Если он впадал в грех, Лик Богоматери от него отворачивался, а после покаянных слез и молитвы опять милостиво взирал на него. Наконец, Нифонт полностью изменил свою жизнь, стал проводить время в молитве и покаянии. После болезни, от которой получил исцеление помощью Божией Матери, он приобщился Святых Тайн, затем принял иноческий постриг и усилил свои подвиги, изнуряя тело в борьбе со страстями.

Эта борьба была долголетней, на святого Нифонта много раз нападали бесы, но с помощью Божией он преодолевал их. От Господа он получил дар различать происки лукавых духов и побеждать их, а также видеть исход душ после смерти. Уже в старости, придя в Александрию, он был в видении указан Патриарху как достойный принять епископский сан. Его поставили во епископа города Констанции на Кипре. Однако епископом он пробыл недолго. О времени своей смерти святитель Нифонт узнал за три дня. Перед кончиной его посетил святитель Афанасий Великий. На смертном одре святой сподобился увидеть Ангелов и Пречистую Божию Матерь.

http://days.pravoslavie.ru/Life/life3169.htm

+1

239

11/24 января – память преп. Михаила Клопского

https://pp.vk.me/c628131/v628131665/33c9f/rAZvwNsEH_I.jpg

Безвестный праведник

Неподалеку от Новгорода, на берегу реки Веряжи некогда находился монастырь, именуемый Клопским. Как там появился святой Михаил и кто были его родители – никому не известно. Даже имя преподобного открылось не сразу и случайно. Один князь узнал его и сказал, что это Михаил, сын Максимов, и что он боярского рода.

Питался святой хлебом с водой раз в неделю и в малом количестве, спал на голой земле. Никакого имущества, кроме одежды, не имел. От великого воздержания и многих трудов тело подвижника иссохло, но душа обрела великую силу чудотворения.

В то время в окрестностях Новгорода уже третий год подряд свирепствовала засуха. Не только ручьи, но и реки, и многие озера высохли. Тогда по молитвам преподобного Михаила сотряслась земля, и возле монастыря забил ключ, который после того еще сотни лет обильно снабжал монахов водой. Но неизбежным следствием засухи стал голод, и тысячи бедняков приходили в обитель за куском хлеба. Боясь оскудения запасов, игумен уже не знал, что и делать, но святой уговорил его кормить всех нуждавшихся. Когда же неразумные из братии возроптали, Михаил подвел их к амбару, и все с изумлением увидели, что молитвами угодника Божия запасы не уменьшались.

Сотворив во имя Христово и иные чудеса, преподобный мирно почил, и святые мощи его были погребены в церкви, где от них получили исцеление многие христиане, прославляя Бога, дивного во святых.

http://www.pkrest.ru/146/146-10.html

0

240

ПРЕПОДОБНЫЕ ОТЦЫ, В СИНАЕ И РАИФЕ ИЗБИЕННЫЕ

Преподобные отцы, в Синае и Раифе избиенные, подвизались в обителях и пещерах горы Синайской, где были даны Богом через Моисея десять заповедей, и близкой к ней пустыни Раифы (на берегу Красного моря) и пострадали от сарацин и влеммиан, кочевых арабских племен. Первое избиение произошло около 312 года. Оно было описано Аммонием, египетским иноком, очевидцем гибели 40 святых отцов Синайских. В это же время арабы избили 39 отцов в Раифе. Вторичное избиение совершено через сто лет и описано также очевидцем, чудом избежавшим гибели, преподобным Нилом Постником (память 12 ноября).

Синайские и раифские подвижники проводили особо строгую жизнь - всю неделю они пребывали в келлиях в молчании, в субботу собирались на всенощное бдение и в воскресенье причащались Святых Таин. Питались только финиками и водой. Многие из пустынников прославились даром чудотворения - старцы Моисей, Иосиф и другие. По именам в службе преподобным отцам упоминаются Исаия, Савва, Моисей, ученик его Моисей, Иеремия, Павел, Адам, Сергий, Домн, Прокл, Ипатий, Исаак, Макарий, Марк, Вениамин, Евсевий и Илия.

ПРЕПОДОБНЫЙ ИОСИФ АНАЛИТИН, РАИФСКИЙ

Преподобный Иосиф Аналитин, Раифский, строгий подвижник, достиг высокого совершенства в духовной жизни, так что во время молитвы его осеняло пламя. Предсказав время своей кончины ученику своему Геласию, он мирно скончался в IV веке, до избиения отцов Синайских.


ПРЕПОДОБНЫЙ ФЕОДУЛ СИНАЙСКИЙ

Преподобный Феодул был сыном преподобного Нила Постника (память 12 ноября), описавшего избиение святых отцов в Раифе в V веке. Еще в отроческие годы преподобный Феодул удалился вместе со своим отцом на Синайскую гору, оставив мир. Во время нападения варваров на пустынников преподобный попал в руки разбойников, которые решили принести юношу в жертву утренней заре, которую почитали вместо Бога. Но Господь спас отрока по усердной молитве отца его, преподобного Нила: варвары проспали время появления утренней зари и, отказавшись от жертвоприношения, захватили юношу с собой. Проданный разбойниками в город Елузу, преподобный Феодул был выкуплен местным епископом, в доме которого и был обретен благодарным отцом. Посвященные епископом в пресвитеров, преподобные Феодул и Нил вернулись на Синайскую гору, где и служили Господу до конца жизни. Нетленные останки их были перенесены в Царьград при императоре Иустине Младшем (565 - 578) и положены в церкви во имя святых Апостолов в Орфанотрофии.

ПРЕПОДОБНЫЙ СТЕФАН СИНАЙСКИЙ

Преподобный Стефан жил в VIII веке. Подражая жизни великих подвижников, он обошел много обителей в Палестине, посетил также пустыниПустынь великих отцов - преподобных Евфимия (память 20 января), Саввы Освященного (память 5 декабря) и Феодосия Великого (память 11 января). Приняв монашество, преподобный Стефан основал свою обитель в Вифинии, при горе Оксии, близ Халкидона. В обители, которая носила название "Хинолаккской" ("при гусином пруду"), собралось много иноков.

Святой подвижник провидел свою кончину, и некоторые из братии удостоились видеть его славное отшествие со Ангелами в Горние селения.

+1


Вы здесь » Форум друзей, противников экуменизма и апостасии » Духовная жизнь » Святители, преподобные и их наставления