"Православная дружба и общение".

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » "Православная дружба и общение". » Ювенальная диктатура » Концепция семейной политики


Концепция семейной политики

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

Концепция семейной политики, разработанная Правительством, содержит много замечательных инициатив. Интересно, будут ли созданы рабочие механизмы их реализации.

Увы и ах, при этом сохраняются дурные инновации, копированные из программ USAID. 
Яркие примеры, историю конспиративного порядка принятия документа и предложения о том, что можно сделать, можно посмотреть здесь:

http://annatubten.livejournal.com/405604.html

Я бы выделила еще такие важные недостатки проекта:

1.    Закрытие маленьких детских домов (по сути семейного типа). Концепция Правительства ставит своей задачей радикальное сокращение количества детских домов.  В результате реализации этой политики ежегодно закрываются десятки маленьких детских домов семейного типа,  дети вырываются из привычной среды, в которой у них установлены близкие «семейные» связи с воспитателями и друзьями, лишаются возможности ежедневного общения с родными братьями и сестрами. Детей из закрываемых детских домов переводят в большие детские дома, старые воспитанники которых проявляют по отношению к новичкам жестокое насилие, включая сексуальное. Результат – самоубийства, побеги с последующим помещением в исправительные учреждения, ухудшение поведения с последующим помещением в психиатрические учреждения, срыв опек и усыновления, лишение возможностей свидания с родственниками, которые навещали детей в детских домах.

Разработчики Концепции акцентируют внимание на возможных рисках насилия в детских домах семейного типа, игнорируя тот факт, что в усыновительных деревнях, "замещающих семьях" и тем более в укрупняемых детских домах существуют те же самые риски и они даже выше. Зато в разновозрастных детских домах семейного типа дети фактически обретают новую семью и могут проживать вместе с братьями и сестрами, их могут навещать живущие неподалеку друзья и родственники.

2. Гендерное равенство. Мать и отец уравнены в правах. Отныне отменен принцип, унаследованный у советского законодательства о приоритете матери в воспитании ребенка и проживании с ним в случае развода родителей. Теперь принцип святости материнства окончательно уничтожен.

С разрушением принципа приоритетного права матери на воспитание своего ребенка сделан шаг к разделению родительских прав на два, как в Европе: биологическое – право родить и профессиональное – воспитывать.

3.  Декларируемый принцип равного доступа детей с ограниченными возможностями здоровья к образованию, а также инклюзивности образования, на практике реализовывается путем уничтожения школ надомного обучения.  При этом предполагается выделение бюджетов на некую деятельность НКО и волонтерских движений. Абсурд.

4.  Что касается стержневой темы Концепции – выявления и профилактики жестокого обращения - я глубоко убеждена, что включение норм о защите детей от жестокого обращения в сферу семейной политики искажает всю логику государственной семейной политики. Все благие намерения по созданию полноценных условий для жизни семей и помощи нуждающимся семьям будут перечеркнуты ориентированностью сотрудников на реализацию программ по защите детей от жестокого обращения.

Считаю необходимым совершенствовать систему обнаружения правонарушений в рамках деятельности существующих правоохранительных органов без создания системы тотального шпионажа и сбора информации о всех подряд семьях организациями, призванными созидать и защищать семьи, а главное – улучшать демографическую обстановку в стране.

http://mummy-books.livejournal.com/36619.html

0

2

Концепция государственной семейной политики РФ – троянский конь ювенальной юстиции.

Опубликовано 14 июня 2014

Концепция гос.семейной политики РФ – троянский конь ювенальной юстиции. Ювенальные технологии – социальный ноль для развития страны. Продолжается обсуждение проекта Концепции гос.семейной политики РФ, выставленной на портале  Правительства РФ, напрямую определяющего жизнь российской семьи на ближайшие 10 лет: о начале обсуждения не сообщило ни одно СМИ,ни один канал ТВ, ни одна газета.Согласно статистике, для 97% жителей нашей Родины основная ценность в жизни – это семья. Поэтому можно смело говорить, что обсуждаемый стратегический документ имеет огромную важность для всего нашего народа.

По мнению экспертов, в проекте Концепции присутствуют недопустимые положения: создание системы вмешательства в семью, отказ от гарантий социальной поддержки семьи со стороны государства. В Концепции отсутствует приоритет традиционных семейных ценностей, отсутствует нацеленность на создание условий для рождения детей, для укрепления брака. Она сполна насыщена ювенальной терминологией, внедрению которой родительские организации сопротивляются уже столько лет.

Не смотря  на  необходимость повышения рождаемости в стране, в проекте Концепции рождение каждого последующего ребенка рассматривается лишь с точки зрения того, что семья от этого становится беднее, продавливаются западные  инструменты тотальной ювенальной профилактики семьи взамен гарантированной помощи. Прописано активное развитие посреднических социальных посредников для освоения скудных социальных бюджетов, принудительность отчуждения собственности при лишении родительских прав, технологии уничтожения семья, иерархии  семьи через легализацию феминизированных концептов «домашнего насилия», равноправия всех членов семьи. Гарантируется секспросвет под видом репродуктивного образования детей и т. д.

Общественные, родительские и политические организации, которые ставят своей целью защиту будущего России, защиту каждой семьи, каждого ребенка, намерены требовать от Правительства увеличить сроки общественного обсуждения, сделать это обсуждение широким и открытым и настаивать на изменении текста Концепции.

27 мая перед зданием Министерства труда и социальной защиты РФ из-за отказа в проведении пикета состоялась встреча родительской общественности, на которой были сформулированы родительские требования к Правительству. Позднее эти требования поддержали героические защитники Крыма, принявшие участие в обсуждении родительских проблем. Особенно «вежливых людей» при разговоре возмутила перспектива замены бумажных паспортов на электронные ошейники и чипы—мишени.

Необходимо требовать  от Правительства РФ принять поправки, основанные на признании в Концепции приоритета традиционных семейных ценностей, суверенитета семьи и гарантий социального обеспечения без социального контроля и преследования, исключения ювенальных норм и участников рабочей группы, засветившихся на продавливании токсичных антитрадиционных технологий в органах власти.

Особенное внимание обращает на себя в качестве участников созданной при правительстве рабочей группы «Консорциум женских неправительственных организаций», продвигающий идеи гендерного равенства, суррогатного материнства, выбраковки нерожденных детей и работающий в связи с европейскими и американскими организациями, выступающими за гендерное равенство. «Консорциум», созданный офицером ЦРУ Мартиной Ванденберг,  является получателем иностранных грантов, в том числе Фонда Макартуров:

macfound.org/grantees/234

Заставляет задуматься о соответствии интересам российской семьи деятельности НКО «Национальный фонд защиты детей от жестокого обращения» – ключевого многолетнего партнера USAID в России  http://pdf.usaid.gov/pdf_docs/PDACR711.pdf, стр.6 англ.

http://www.sirotstvo.ru/rus/about/document3737.shtml

USAID – Агентство по международному развитию Госдепартамента США, запрещенное в России в 2012 году, но сохранившее сеть своих агентов и партнеров. В последнее время стало  известно , что через USAID Госдепартамент США обеспечивал госпереворот на Украине в том числе под благовидными программами гуманитарной помощи.

Более подробно ознакомиться с анализом Концепции,  можно прослушав эфир Народного радио, посвященный этой теме по ссылке:

http://yadi.sk/d/mEKFa8lERVSrk

Н.Н. Мишустин, руководитель рабочей группы МГД по защите семей и детей от ювенальных технологий

0

3

Ювенальный реванш в России в дыму украинского пороха.

Опубликовано 19 июня 2014

Украина полыхает огнём, и все взоры сейчас обращены туда, на южную оконечность наших рубежей. Тревожно, непонятно, страшно. Не хочется думать, что это коснётся нас, но разве можно обмануть себя: опасность вовсе не у порога – она уже давно вошла в наш дом и привольно расположилась в нём.«План «Барбаросса» для российской семьи – «Концепция государственной семейной политики в РФ на период до 2025 г.»

Актуальность появления документа неоспорима: в России до сих пор нет ни одного правового определения понятия «семья» и внятного плана защиты семьи, но содержание проекта вызывает возмущение. Разработчик Концепции – Правительство РФ, Минтруд; «общественное обсуждение» происходило в течение двух недель без малейшего упоминания в СМИ. Протесты общественности заставили вывести процесс из тени и продлить срок обсуждения, но остроты это не убавило.

Ювенальный реванш в России в дыму украинского пороха.

Украина полыхает огнём, и все взоры сейчас обращены туда, на южную оконечность наших рубежей. Тревожно, непонятно, страшно. Не хочется думать, что это коснётся нас, но разве можно обмануть себя: опасность вовсе не у порога – она уже давно вошла в наш дом и привольно расположилась в нём.

Писание гласит: «И восстанут дети на родителей, и умертвят их» (Мк;13:12), – но отчего-то трудно представить, как будет выглядеть это «восстание» на самом деле. Дошкольники на баррикадах? Подростки в танках? Даёшь новый мир для детей? Родителей – к стенке?
Пророчество сбывается на Украине

Украина даёт нам свой ответ, чудовищный и неправдоподобный на первый взгляд. Вот они, дети – на баррикадах Майдана!

http://se.uploads.ru/iMEuk.png

Вот - юные убийцы в Одессе и Мариуполе. Вот - молодой бандеровец на Юго-Востоке, позирующий с оторванной рукой ополченца, вгрызающийся зубами в обугленную плоть. Вот - подростки с оружием, вот - уничтожение ими родителей, а другими словами, всех тех, кто отвечал до той поры за их жизнь, имя которым - власть, армия, народ.

Как стало такое возможно? Когда произошла чудовищная духовная мутация, позволившая «выкуклиться» новому виду Homo sapiens, в котором Homo вовсе исчез, а sapiens приобрёл частицу «не»?

Либеральные СМИ призывают нас не судить строго юных потрошителей, а Интернет хлёстко припечатывает их ёрническим «онижедети», вложив в это слово всю лживость нашего нынешнего повсеместного попустительства, а по сути, предательства и оставления юных без должного водительства. Водительства духовного и нравственного.

Именно так и выглядит в сухом остатке истинный смысл навязанной миру так называемой ювенальной юстиции: оторвать ребёнка от родителя и дать ему самостоятельно попробовать запретной и ядовитой пищи. Некому остановить, некому спасти. На вкус сладко, а гибель отсрочена. Сначала отказывает разум, потом гибнет душа, последним погибает бренное тело в бессмысленной войне с такими же безумцами.
Иерархия - костяк любого общества. Тот, кто идёт первым - знает, куда, как и зачем идти. Он прошёл первым, он много раз упал и ушибся и знает теперь, как этого можно избежать. И чтобы не повторять попусту ударов и разочарований, можно внять совету старшего, опытного, довериться его попечению, послушаться его воли.

Собственно, именно этому учит нас Пятая заповедь, включающая в число «родителей» также всех тех, кто ведёт человека на данном отрезке пути. И наградой за послушание станет «благо» и «долгие дни на земли». Общество, презревшее иерархию, пожирает само себя, и закономерным итогом станет его гибель.

Создать «мир наоборот»

Последние двадцать лет Россию уничтожают активно и разнообразно: ювенальщина, гендер, ГМО, УЭК. Цель - отменить природосообразные начала общества, ввести антилогику, создать «мир наоборот». Мир, в котором извращенцы будут убивать тех, кто дал им жизнь, создавать столь же извращённые и столь же бесплодные растения и организмы и лишать человека подаренной Творцом первозданной свободы, загоняя в колеблющееся марево виртуальности и цифрового контроля. А ещё они станут отбирать детей у тех, кто сохранил рассудок и стремление к норме. И передавать этим детям свои клетки-мутанты.

Ювенальная юстиция - механизм уничтожения родительства. Замена родителя на сугубого производителя. Захват прав на ребёнка. И для этого придуманы симулякры и обманки вроде мифических прав ребёнка.
В 2009 году общественность России сорвала ювенальный блицкриг, но лоббисты не отменили планов: меняя лозунги, названия и механизмы, твёрдой рукой тянут, тянут нас назад, в «светлое ювенальное будущее».

Неустанная мимикрия

Авторы ювенальной войны постоянно работают над ошибками и меняют свои стратегии.
Сначала была «ювенальная юстиция» западных эмиссаров и «мамы ювенальной юстиции в России», ростовской судьи Елены
Вороновой
http://www.juvenilejustice.ru/documents … j/vor_alt,

http://sf.uploads.ru/RPYGw.png

рвение лоббистов-ювеналов - депутата Государственной Думы Екатерины Филипповны Лаховой и члена Общественной Палаты РФ Олега Зыкова, позднее - «запрет шлёпать детей», с которым дебютировал Уполномоченный по правам ребёнка Павел Алексеевич Астахов. http://izvestia.ru/news/357721

Потом член Общественной палаты РФ, член Московской Хельсинкской группы, к.физ.н., лауреат американской премии 2013 г.
«За многолетнюю борьбу в защиту демократии в России и за деятельность по защите прав детей» Борис Львович Альтшуллер поднял на флаг «социальный патронат» и «общественный контроль за детьми-сиротами», позволяющие законно изъять ребёнка из любой семьи и переместить через систему детских домов в новые руки. ruskline.ru/analitika/2012/07/10/nu_pustite_nas_skoree_k_vashim_detochkam/

http://sd.uploads.ru/Onv9I.png

Хотя он и открестился от соцпатроната, но «рукописи не горят»: в N1 за 2010 г. на странице шесть журнала «Защити меня! Protekt me!», членом редколлегии которого он является, в своём докладе на конференции «Детство без жестокости и насилия» в Смоленске он обстоятельно изложил свою идею: «Установить федеральным законодательством: норму «договор о социальном патронате» - заключаемый с родителями (кровными или замещающими) на добровольной основе договор о безвозмездном предоставлении услуг семье, предполагающий, на время действия договора, разграничение ответственности по защите прав и законных интересов ребенка/детей между родителями и воспитателем по социальному патронату (социальным работником службы сопровождения), в условиях, когда дети не отбираются, а продолжают жить в семье». http://www.juvenilejustice.ru/documents … protective

После поражения социального патроната в 2012 г. господин Альтшуллер переключился на другой инициированный им закон - о социальном обслуживании, http://right-child.ru/9-sirota-sirote-rozn.html который, по его словам, позволит создавать частные детские дома, а они, как известно из международной практики, не подлежат государственному контролю.

Изменились стратегии, поменялась риторика, снова перестроились ряды.

Если поначалу главным агентом изменений являлся Комитет Госдумы по делам семьи, а потом ему на помощь пришёл совет Федераций, то теперь на первую линию вышло Правительство, и, в частности, Министерство труда и социального развития - безусловно, не сами ведомства, а лоббистские структуры в них.
И теперь мы можем отследить ситуацию и в органах высшей законодательной власти, и в Правительстве страны.

«План «Барбаросса» для российской семьи

Но и всего этого слишком мало, и слишком медленно идёт процесс экспроприации детей России - вот и торопит невидимый режиссёр, и, наконец, готов решительный «план «Барбаросса», для реализации которого подтянуты новые ресурсы и созданы новые механизмы. Что туда входит?
Концепция государственной семейной политики в РФ на период до 2025 г.

Актуальность появления документа неоспорима: в России до сих пор нет ни одного правового определения понятия «семья» и внятного плана защиты семьи, но содержание проекта вызывает возмущение.

Разработчик Концепции - Правительство РФ, Минтруд; «общественное обсуждение» происходило в течение двух недель без малейшего упоминания в СМИ. Протесты общественности заставили вывести процесс из тени и продлить срок обсуждения, но остроты это не убавило.
Помимо безусловно приемлемых положений, таких, как необходимость повышения уровня жизни семьи и материального обеспечения, обеспечения жильём и дошкольными учреждениями, создания условий для оздоровления и помощи в трудоустройстве, документ умело насыщен откровенно ювенальными понятиями и нормами.

Сквозной мотив Концепции: основная причина семейного неблагополучия - это жестокое обращение в семье, виной которому - общество, которое никак не запретит физические наказания детей. Также для улучшения жизни семьи нужно ввести репродуктивные осмотры детей, право на рождение ребёнка только обеспеченными родителями, суррогатное материнство, программы полового просвещения детей под видом профилактических программ, а также легитимизировать новый вид семьи - «замещающую», «профессиональную», призванную, по сути, заместить семью кровную, истинную.

Замена Семейного Кодекса РФ

Председатель Комитета Госдумы по вопросам семьи, женщин и детей Е.Б. Мизулина в течение ряда лет старается разнообразить Семейный кодекс (СК) целым рядом поправок, которые удавалось останавливать лишь благодаря упорству общественности. Так её поправка в ст.80 СК, которая предполагала делегирование родителям конституционных обязанностей государства по обеспечению ребёнка жильём, образованием, здравоохранением, отдыхом и т.п., объединила в своих требованиях защитить семью всю общественность страны.

По информации СМИ, в нынешние планы д.юр.н. Мизулиной по изменению СК, помимо популистских лозунгов типа «пропаганда традиционных семейных ценностей», «отношения родителей после развода», «защита ребенка и семьи в целом от вредной информации, в том числе и из Сети», входит новый тренд в её деятельности - «проговорить» проблемы вокруг суррогатного материнства», «сделать упор на так называемых «профессиональных семьях»; а также «включить институт семейно-правовых договоров - это и брачный договор, и алиментные соглашения, и договор о суррогатном материнстве, о совместном воспитании детей при раздельном проживании родителей». http://www.rg.ru/2014/03/31/cennosti.html

Безусловно, Семейный кодекс нужно менять - сейчас в нём восемьдесят пять процентов статей - о том, как отбирать детей у родителей и как устраивать их в новом месте. Но председатель думского Комитета по семье «в рамках возрождения духовно-нравственных ценностей», в роли яростного поборника которых она теперь является обществу, предлагает узаконить профессиональную семью и суррогатное материнство, а также намерена перевести отношения в семье на договорную основу. Впрочем, смешно было бы удивляться...

Столь же активно, но пока скрытно от глаз широкой общественности, трудится на этом поле к.физ-мат.н., обладатель патента на изобретение «Способ количественного определения содержания углеводородов в природных и техногенных смесях», а теперь ещё и специалист по психологическим проблемам международного усыновления, д.психол.н, автор нескольких федеральных программ, в том числе, той самой Национальной стратегии действий в отношении детей, Галина Владимировна Семья http://www.biografija.ru/biography/semya-galina-vladimirovna.htm

http://sf.uploads.ru/bjJOY.png

Она выступает за то, чтобы «процедуру изъятия ребенка сделать на основе судебного решения; прописать полный цикл отобрания ребёнка: поступление сигнала, кто может забрать, при каких условиях, как вернуть потом детей в семью; законодательно прописать все виды насилия над ребенком, в том числе, психологическое насилие и пренебрежение нуждами ребенка; передать оценку неблагополучия и насилия специальным уполномоченным организациям; определить условия, на которых будут работать приемные родители; разработать профессиональный стандарт и ввести на законодательном уровне профессию родителя-воспитателя; создать профессиональные замещающие семьи». http://www.rg.ru/2014/03/31/cennosti.html

Другими словами, она предлагает создать ювенальное ведомство - ювенальный суд, ювенальную службу; отстроить систему отобрания, перемещения и аккумулирования детей; ужесточить критерии оценки (сертификации) родителей; создать систему поэтапного вытеснения истинного родительства и замены его на профессиональное псевдо-родительство; обеспечить перехват государством в лице ювенальных служб прав на наших детей.

Ювенальные суды

Победа общественности на ювенальном фронте началась с отклонения закона о ювенальных судах и опротестования в Генеральной прокуратуре фактического создания ювенальных судов в так называемых пилотных регионах.

Но, вероятно, ювенальные суды, о которых нам рассказывают, что это просто суды для несовершеннолетних преступников, столь важны для ювенального реванша, что их реанимация начинается вновь.

http://sf.uploads.ru/2nXuD.png

Уполномоченный по правам ребёнка при Президенте Павел Алексеевич Астахов в октябре 2013 г. на Восьмом съезде Уполномоченных по правам ребёнка в Краснодаре дал интервью о том, «какой он видит ювенальную юстицию в России»: «А если говорить о совсем узком вопросе - о ювенальных судах, они у нас есть в виде эксперимента в 12-ти регионах и, в принципе, нормально себя зарекомендовали. Но они вообще никакого отношения не имеют к семье. Процесс выстроен таким образом, что ребенка-правонарушителя, малолетнего преступника, не ссылают сразу в места лишения свободы, а работают с ним». http://www.yuga.ru/news/311800/

Или неосведомлён господин детский уполномоченный, или лукавит: ювенальные суды основную часть своей деятельности отводят именно вопросам отношений ребёнка и родителей - лишения родительских прав, привлечения родителей к ответственности, и только в последнюю - занимаются пресловутой «экономией уголовной репрессии» в отношении малолетних правонарушителей.

Да и актуальность этой самой «экономии» крайне низка - благодаря Постановлениям Верховного суда от 1995, 2007, 2011, 2012 гг., и специализация судов давно существует, и наказывать «малолеток» не спешат - колонии для них пустеют, и заполняются они женщинами-преступницами. Вот ведь где разворачивается простор для деятельности Уполномоченного - вернуть матерей в семьи! Ан нет, не до того...
К тому же, ювенальные суды отсутствуют в Конституции, и, значит, на территории двенадцати субъектов России, о которых говорит П.Астахов, не действует Конституция, и реализуется иное, отсутствующее в отечественном праве, неконституционное законодательство. Хочется спросить у г. Астахова, как квалифицируются действия лица, устанавливающего неконституционный порядок в стране? Или это неочевидно для доктора юридических наук?

К сожалению, в этих устремлениях у Павла Алексеевича есть единомышленники, хотя действуют они по-другому.
Первый заместитель председателя комитета Госдумы по делам семьи, женщин и детей Ольга Юрьевна Баталина заявила, что идея передать монопольное право на отобрание ребёнка от опеки суду - «достаточно перспективное предложение и единственный возможный вариант». http://izvestia.ru/news/564599

Филигранный ход: заменив право опеки отобрать ребёнка на основании акта органа исполнительной власти, который можно оспорить в суде, на право суда единолично решать судьбу ребёнка, мы только меняем монополиста, с которым справиться становится в разы сложнее (попробуйте опротестовать решение суда!), но при этом мы ощущаем себя победившими. На кого это рассчитано?

Почему же никто не говорит о моратории на отобрание ребёнка, как это было в Советском Союзе (и нечего бояться этого опыта!), о восстановлении всеми доступными способами семьи - лечения, трудоустройства или даже наказания родителя - но только с непременной возможностью воссоединения с ребёнком, если он исправился? Сейчас ведь ребёнок выставляется на продажу-усыновление назавтра же после вступления в силу решения о лишении его родителей родительских прав...
Итак, ювенальные суды по-прежнему угрожают семье.

Проект федерального закона «О внесении изменений в Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации» и статью 20 Федерального закона «О бесплатной юридической помощи в Российской Федерации»

Разработан «в рамках мероприятий по реализации Национальной стратегии действий в интересах детей на 2012 - 2017 годы» также Правительством РФ (Минюст РФ), на сайте которого сказано, что разработка проекта направлена на предупреждение злоупотреблений со стороны законных представителей».

На Едином портале  вместо текста закона - лишь описание, и разъяснение: «законопроект позволит обеспечить возможность замены законного представителя несовершеннолетнего».

http://regulation.gov.ru/project/15093. … ge_id=5533
Таким образом, родитель как законный представитель этой поправкой лишается права на приоритетное представление интересов ребёнка и права на презумпцию невиновности.

Родителя - заменяют. А вместо него - всё тот же ювенальный суд...

Стандарты социальных услуг

Разработчик Стандартов - Национальный фонд защиты детей от жестокого обращения, партнёр ЮНИСЕФ и иных иностранных фондов. http://www.sirotstvo.ru/partners/index.shtml

http://sd.uploads.ru/xOM5b.png

Председатель Правления Фонда, она же редактор Стандартов - Марина Оскаровна Егорова, президент - Александр Спивак; заказчик и распространитель Стандартов - всё тот же Минтруд РФ.

Стандарты представляют собой 26 томов инструкций, среди которых: услуги по защите прав и законных интересов детей; прием информации о нарушении прав и законных интересов детей; принятие мер по защите прав и законных интересов ребенка при получении сведений об их нарушении, об угрозе жизни или здоровью; информационно-методическое обеспечение деятельности по выявлению детей, нуждающихся в защите государства; организация социального сопровождения семьи в целях защиты прав и законных интересов детей. http://www.sirotstvo.ru/standards/ Стандарты рекомендованы Минтрудом для принятия и реализации во всех субъектах РФ.

Марина Егорова - также соорганизатор всех трёх скандальных Российско-американских форумов по жестокому обращению, где Россию обучали ювенальным технологиям http://www.rus-us.org/commitee/, организатор и лоббист одной из ювенальных технологий - Единого детского телефона доверия, призванного насадить в обществе доносительство и разрушить семью.

Основной лейтмотив её выступлений http://www.sirotstvo.ru/rus/news/news3134.shtml: «В России настало время в комплексе использовать заявительный и выявительный принципы социального обслуживания семьи и детей. Это можно сделать на основании методики диагностики оценки риска жестокого обращения с ребенком и оценки безопасности проживания ребенка в семье, разработанной Национальным Фондом».

http://sd.uploads.ru/l3Wm9.png

«Методика» http://www.myshared.ru/slide/153028/ - это «ноу-хау» Марины Оскаровны, которая, по её словам, позволяет выявлять в семье не только явное, но и латентное, то есть скрытое насилие, а также насилие потенциальное, когда его в принципе нет, но оно гипотетически может появиться, и тогда, согласно также часто озвучиваемого ею тезиса, такую семью сохранять не надо.

Другими словами, предлагается внедрить в обществе доносительство и отстроить в стране систему выслеживания с целью любую попавшую под подозрение на предмет неблагополучия семью брать в разработку, под директивный контроль и санкции.

Критерии оценки семей

Фонд поддержки детей, находящихся в трудной жизненной ситуации, которым руководит Марина Владимировна Гордеева, последовательно осуществляет стратегию разрушения иерархии отношений в семье, противопоставляет детей и родителей и проводит последовательную линию на демонизацию образа родителя в общественном сознании. http://www.design.kg/index.php?showtopic=3622

Как частно-государственное партнерство Фонд получает деньги на свою деятельность из бюджета, а тратит отчего-то на зарплаты руководству и его родственникам, о чём Генеральная прокуратура заявляла уже дважды. http://s-pravdoy.com/protiv-korrupcii/1 … 23831.html

http://se.uploads.ru/ih2PU.png

Из наиболее заметных инициатив Фонда Гордеевой: реклама телефона доверия (ролики на ТВ, плакаты со смешариками, шесть миллионов из казны), конкурс плакатов против жестокости родителей (943 финалиста на тему: «Родители-садисты»), гранты городам, пожелавшим провести программу «Город, доброжелательный к ребёнку» (реализация ювенальных технологий на государственные деньги).

http://se.uploads.ru/yRClr.png

Сейчас сайт Фонда является полным собранием всевозможных инструкций на тему «насилие в семье»: ответственное родительство, формы и последствия насилия в семье, признаки насилия, способы выявления, конкурсы против наказаний в семье, информационные кампании против насилия в семье, http://ya-roditel.ru/professionals/help/forms-violence/ и на основании этого Фонд с полной уверенностью можно назвать ювенальным рупором России.

Закон о запрете домашнего насилия

http://sd.uploads.ru/czmaS.png

Депутаты Мосгордумы, в частности, зампред думской комиссии по социальной политике Ирина Великанова, разрабатывают поправки в Уголовно-процессуальный кодекс РФ, которые отнесут домашнее насилие в область публичного обвинения, и тогда для возбуждения уголовного дела не потребуется заявления жертвы, даже если причинен лишь легкий вред здоровью, достаточно заявления родственников или соседей или инициативы государства в лице социальных служб, а закрыть такое дело по примирению сторон невозможно.

Также Мосгордума разрабатывает отдельный законопроект, определяющий понятие семейного насилия, в которое может быть включено не только физическое, но и психологическое насилие, Инициативу Мосгордумы уже поддержали некоторые члены Совета Федерации и Государственной Думы. http://izvestia.ru/news/544345#ixzz2LGsCQRz3

Позднее к этой работе приступило также Министерство внутренних дел РФ по поручению Правительственной комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав, в которую также входят М.Егорова и М.Гордеева.

Также Министерство труда разрабатывает проект нового федерального закона «Об основах социально-правовой защиты от насилия в семье», и о его скором появлении уже объявила депутат Госдумы Салия Мурзабаева; она же отрапортовала о готовности закона о репродуктивных правах (половое просвещение детей, аборты, суррогатное материнство, ЭКО).

Самого текста законопроекта пока не найти, но в редакции аналогичного проекта от 1995 г. «насилие в семье - любое умышленное действие одного члена семьи против другого, если это действие ущемляет конституционные права и свободы члена семьи как гражданина, причиняет ему физическую боль и наносит вред или содержит угрозу физическому или личностному развитию несовершеннолетнего члена семьи».
Защита прав человека внутри семьи - это просто гениальный критерий для признания виновным кого угодно, а домашнее насилие, вынесенное в сферу публичного права - безупречный ход для нейтрализации любого неугодного родителя и отправки его в тюрьму. И получения доступа к его ребёнку.
А если это насилие ещё и психологическое, то для разрушения семьи достаточно будет обвинения отца соседом в том, что он ругает сына за двойки.

Социальная поликлиника

Инициатива пока не получила огласки, активно продвигается депутатом Госдумы Екатериной Лаховой в поездках по регионам; её развитие можно проследить на Артёмовском районе Свердловской области.

По мнению разработчиков, социальная поликлиника - «технология, построенная не на заявительном, а на выявительном принципе работы с населением», призванная выявлять детское и семейное неблагополучие и жестокое обращение с ребёнком.

Это - участковая социальная служба, включающая участковых специалистов, которые составляют паспорта закрепленных за ними участков, где на основании межведомственного взаимодействия (сигналы из школ, детских садов, поликлиник, спортивных секций, ЖЭУ, ГИБДД и т.п.) выявляют семьи и детей в ТЖС (трудной жизненно ситуации), берут их под свой директивный контроль и оказывают им помощь, о которой те не просят. Для этого создаются «Выездные бригады» специалистов, состав которых варьируется в зависимости от выявленных проблем.
Проект под разными названиями начинает реализовываться в разных городах страны, а также в Московской области.

Первый заместитель председателя Правительства Московской области Лидия Антонова в марте 2013 г. рассказала о плане первоочередных мероприятий на 2013-2014 годы в рамках «Региональной стратегии действий в интересах детей Подмосковья на 2013-2017 годы», в том числе «о самых современных приемах социальной работы: службы сопровождения семей «группы риска», участковые социальные службы, мобильные бригады, кризисные центры для детей, пострадавших от жестокого обращения». http://www.mk.ru/mosobl/article/2013/03 … tstva.html

В Краснодаре в рамках проекта Фонда Гордеевой «Города, дружественные к ребёнку» пошли дальше и к Паспортам участков добавили цветовые маркеры для семей, где каждый человек обозначается своим цветом в соответствии со степенью благонадёжности.

http://sf.uploads.ru/sET0Y.png

Закон об общественном контроле за детьми-сиротами

Усилиями пламенного «борца с россиротпромом» Б.Альтшуллера «Закон об общественном контроле за детьми-сиротами» был принят в первом чтении в 2011 г., и, несмотря на реляции отдельных общественников, поспешивших заявить себя «правоприемниками»« и победителями, по-прежнему находится в архиве Госдумы.

Закон даёт право неким НКО беспрепятственного вхождения в любой детский дом, право доступа к личным делам и медицинским документам сирот и право на их семейное обустройство по собственному усмотрению. Даже без связки со своей парой - законом о социальном патронате, он всё также опасен для наших детей, поскольку представляет собой реализацию механизма абсолютно законной торговли сиротами.

А для их бесперебойного поступления нужны места их аккумулирования, в идеале - частные детские дома, где их будут сортировать «заботливые общественники», и поэтому так нужны ювенальные суды и законы о домашнем насилии.

Сложить картинку

Итак, сложим картинку из обнаруженных фрагментов: если все описанные здесь и ранее http://ruskline.ru/analitika/2013/12/7/ … _v_nikuda/ инициативы будут реализованы, то в России прямо сейчас будет создана самая настоящая ювенальная система.
Прозреем: пока мы с абсолютно закономерным вниманием и болью следим за войной на Украине, накопила силы и вплотную подошла к границам нашей семьи сатанистская армия ювенальщины.

Итак, под флагом Семейной концепции и Национальной стратегии в стране вот-вот начнут создаваться ювенальные суды с ювенальным детским адвокатом, участковые службы контроля над семьями, выездные бригады быстрого реагирования на неблагонадёжные семьи, частные детские дома; будет вводиться сертификация родителей, замена некомпетентных родителей на профессиональных, навязываться право на рождение ребёнка только обеспеченными родителями, происходить принуждение семьи к получению платных социальных услуг, шантажироваться судом и тюрьмой все, у кого есть дети и проч, проч., проч.

А в результате непрерывно реализуемых умелыми специалистами информационных технологий, всё это мы уже не сможем различать и будем даже активно приветствовать.

И под знаменем борьбы за наши духовно-нравственные ценности станем широко вводить суррогатное материнство, половое просвещение и репродуктивные осмотры детей.

Мы сами окончательно уничтожим иерархию отношений в семье, обществе, государстве. И уже наши дети, как и на Украине, восстанут на нас и - умертвят нас.
Если мы не опомнимся.

Только мы сами

Нужно видеть реальность: никто из врагов нашей страны не изменил своих планов - все просто поменяли окрас.
Нам нужно различать истинные намерения тех, кто прячется за спины общественности и под покров Церкви, рядится в одежды защитников семьи, притворяется патриотами, подходит под благословение к архиереям, но всё так же следует всё тому же, раз и навсегда выбранному злодейскому курсу, где на горизонте призывно звенят и поблескивают вожделенные сребреники, а голос совести давно заглушен рациональными объяснениями и оправданием обстоятельствами.

Итак, Украина показала нам всем более чем ясно, чем заканчивается предательство собственных детей.
И что рассчитывать на чью-то защиту того, что дорого именно тебе - утопия.
Если нам самим всё равно, что наших детей по-прежнему будут растлевать, отбирать и продавать - то кто тогда сможет их защитить?
Только мы сами. Только здесь и сейчас.

И будет только то, чего мы сами хотим и чего сами добьёмся. И нечего тогда ни на кого пенять.
А равнодушные ещё пожнут свою жатву. Она близка.

© Людмила Аркадьевна Рябиченко, руководитель Межрегионального общественного движения «Семья, любовь, Отечество», член Президиума ЦС движения «Народный собор»
16.06.2014 «Русская народная линия»  http://ruskline.ru/analitika/2014/06/16 … go_poroha/

0

4

Пора уже разобраться с этим «жестоким обращением»!

На Парламентских слушаниях в Совете Федерации чиновники и общественность впервые заговорили одинаково и об одном и том же …

30 сентября 2014 г. в Москве в Совете Федерации состоялись парламентские слушания на тему: «Вопросы совершенствования законодательства в сфере защиты прав детей», организованные Комитетом Совета Федерации по конституционному законодательству и государственному строительству.

В его работе приняли участие члены Совета Федерации, депутаты Государственной Думы, представители федеральных органов государственной власти, Генеральной прокуратуры Российской Федерации, Следственного комитета Российской Федерации, общественных организаций, научного сообщества, а также уполномоченные по правам ребенка в субъектах Российской Федерации.

Со вступительным словом к присутствующим обратилась заместитель председателя Комитета Совета Федерации по конституционному законодательству и государственному строительству Л.Н.Бокова; с докладом выступили член Комитета Совета Федерации по социальному законодательству В.А.Петренко и доцент кафедры общих проблем прокурорского надзора Академии Генерального прокуратуры РФ Н.В.Коваль.

Большинство выступлений участников слушаний касалось ключевой темы – уголовной ответственности по ст.156 УК РФ, в которой используется понятие «жестокое обращение». Слушания показали, что чиновники и общественность впервые заговорили одинаково и об одном и том же: в течение почти двадцати последних лет, несмотря на неоднократные призывы общественности и специалистов-практиков, содержание понятия «жестокое обращение» с несовершеннолетними законодателем не раскрывается.

Выступающие говорили о том, что сложившаяся из-за отсутствия правовых рамок практика трактовать правоприменителем это понятие по собственному усмотрению, создала ситуацию настоящего беспредела в отношении семьи. Сложившееся положение контрпродуктивно и требует принятия безотлагательных мер по его исправлению.

Предложения выступающих касались и иных вопросов. Так, сенатор В.А.Петренко призвала осуществлять социальное сопровождение семьи, но не вторгаться в неё, помогать семье встать на ноги и удержаться от разрушения, для чего воссоздать систему принудительного лечения и трудотерапии родителей. При этом она также предложила ввести «семейные карты» учёта семей, подготовку (обучение) родителей; дополнить понятие «бытового насилия» насилием «психологическим»; расширить перечень субъектов родительской ответственности; ввести по примеру Белоруссии порядок оплаты родителями содержания в детском доме отобранного у них ребёнка, создать «профессиональное родительство».

Советник Уполномоченного по правам человека Л.И.Тропина, в частности, подчеркнула, что отсутствие понятийного аппарата в сфере правоприменения критерия «жестокое обращение» стало причиной возмущения родительской общественности и заставило многих чиновников задуматься, где встречается истинное жестокое обращение, а где – что-то другое, но в то же время это стало причиной того, что многие судьи не идут на серьёзные шаги там, где вмешательство действительно необходимо; призвала к координации действий в сфере защиты детства, соблюдению тех законов, которые уже есть и осмотрительности при внесении новых; рассказала, что в настоящее время принято много новых законов, но между ними существует колоссальная дисфункция и проблемы при правоприменении; призвала законодателей при создании новых законов ориентироваться, в том числе на информацию, от региональных КДНиЗП и чётко регламентировать действия служб, работающих с семьёй.

Председатель Ивановской областной Думы В.В.Смирнов посетовал, что прокуроры не хотят поднимать вопросы лишения родительских прав;
усомнился в осуществимости предложения В.А.Петренко относительно трудотерапии и лечения родителей; призвал развивать «присутствие в семье уполномоченных органов».

Уполномоченный по правам ребёнка в Новгородской области Е.В.Филинкова обратила внимание на то, что в Европе поддержание чистоты является всеобщей нормой, а в России дежурство учеников по школе, уход за цветами уже считается принуждением и эксплуатацией детского труда; что лишение родительских прав вследствие алкоголизма родителей приводит в деградации родителей, они окончательно спиваются. Она также предложила ввести особый порядок лишения родительских прав для детей в возрасте до одного года – не более одного месяца.
В выступлениях других участников поднимались также вопросы жилищного обеспечения детей-сирот, создания модели специализированного жилого фонда; выплаты алиментов; внесения изменений в Семейный кодекс; введения закона о социальном обслуживании; создания системы медиации;

В работе парламентских слушаний также приняла участие председатель движения «Семья, любовь, Отечество»Л.А.Рябиченко.

В своём выступлении она, в частности, коснулась ряда таких важных вопросов, как назревшая необходимость раскрытия понятия «жестокое обращение»; подчеркнула опасность введения понятия «психологическое насилие» и сопряжённого с этим вопросом внесённого в Госдуму законопроекта о психологической помощи; призвала не допустить расширения «присутствия в семье уполномоченных органов» и перечня субъектов родительской ответственности; особо остановилась на опасности передачи права на отобрание ребёнка от опеки суду вне изменения общего контекста и превращения его в суд ювенальный; резко высказалась против сокращения срока лишения родительских прав для детей в возрасте до одного года; предложила внести в резолюцию слушаний предложение о введении обязательной просемейной экспертизы всех вносимых в Госдуму законопроектов.

Несмотря на единодушие участников слушаний в целом ряде вопросов, нужно признать, что помимо абсолютно очевидного вывода о необходимости упорядочивания в семейном законодательстве понятийного аппарата, отчётливо определяется продолжение курса на огосударствление детей, ужесточение контроля над семьёй, введение ювенальных технологий.

В начале заседания В.А.Петренко обратилась к аудитории с вопросом, знает ли кто-то из участников слушаний, сколько законодательных актов в сфере семьи принято в последнее время, но никто из собравшихся не смог на него ответить.

По общему мнению выступавших, количество законодательных инициатив в сфере семьи неоправданно велико, направленность вносимых изменений безсистемна и хаотична, сам процесс внесения законопроектов в сфере семьи превратился для политиков в политический пиар.
Между тем, даже внесение чётких правовых определений для понятий «жестокое обращение», «ненадлежащее воспитание», «насилие в отношении несовершеннолетнего», могут оздоровить ситуацию и реально защитить семью в России.

Пора объединить силы – общественности, практиков, законодателей – для того, чтобы вернуть в семейную политику здравый смысл и справедливость.

И начать этот процесс с понятия «жестокое обращение с ребёнком», превратив его из карательного инструмента семьи в средство реальной защиты ребёнка в том случае, когда ему грозит настоящая, а не придуманная беда.

Людмила Рябиченко, председатель Межрегионального общественного движения  «Семья, любовь, Отечество», член Президиума ЦС движения «Народный собор»

+1

5

Права несовершеннолетних детей после ратификации Европейской конвенции

Минобрнауки и Минюст России подготовили проекты законов, создающие правовые механизмы для ратификации конвенции о защите прав детей. Инфографика Ria.ru рассказывает о готовящихся нововведениях.

Европейская конвенция об осуществлении прав детей принята Советом Европы 25 января 1996 года. Цель конвенции – обеспечение, в высших интересах детей, их прав, предоставление им процессуальных прав и облегчение реализации этих прав, а также обеспечение их участия в судопроизводстве, затрагивающем их интересы. Документ вступил в силу 1 июля 2000 года, а 10 мая 2001 года был подписан от имени Российской Федерации. На текущий момент Конвенция ратифицирована 17 странами.

В поддержку ратификации конвенции Минюст России подготовил проект законопроект, который расширит гражданскую процессуальную дееспособность несовершеннолетних.

http://cdn5.img22.ria.ru/images/102965/02/1029650276.png

http://ria.ru/adaptation/20141023/10296 … z3JBM8NyI3

+2

6

РОДИТЕЛЬСКАЯ ЖЕСТОКОСТЬ: РЕАЛЬНОСТЬ И ПОДТАСОВКИ

Беседа с юристом и криминологом Еленой Тимошиной

В последнее время муссируется тема жестокого обращения в семье, насилия над детьми. Постоянно слышишь, что «насилие в семье зашкаливает» и «с этим надо что-то делать». На недавно состоявшемся в Москве X съезде уполномоченных по правам детей тоже неоднократно выражалась озабоченность родительским насилием и звучали призывы ужесточить контроль и ответственность. Памятуя, что, в связи с продвижением в России так называемых «ювенальных технологий» в области защиты детей, было в последние годы много разных спекуляций, я обратилась за разъяснением к Елене Михайловне Тимошиной, кандидату юридических наук, криминологу, члену Совета по защите семьи и традиционных семейных ценностей при Уполномоченном по правам ребенка при Президенте Российской Федерации.

– С удовольствием поговорю на эту тему, но прежде хочу озвучить статистику преступлений в отношении детей. За последние пять лет с 2009 по 2013 год общее число несовершеннолетних, признанных потерпевшими от всех преступлений, совершенных в России, сократилось на 18,1%. Число несовершеннолетних, потерпевших от насильственных преступлений, снизилось на 31% Что касается коэффициента виктимизации детей, то есть тех детей, которые стали жертвами преступлений и были признаны потерпевшими, то для понимания происходящих процессов необходимо сравнить коэффициент виктимизации взрослых лиц, признанных потерпевшими, и несовершеннолетних.
Мы увидим, что коэффициент виктимизации взрослых лиц (от 18 и старше) составляет 1489 человек на 100 тысяч взрослого населения, а коэффициент виктимизации несовершеннолетних – 330 человек на 100 тысяч несовершеннолетнего населения, проживающего в России. Удельный же вес числа несовершеннолетних, потерпевших от семейного насилия, то есть от всего насилия со стороны родителей, дедушек, бабушек, сожителей, в последние годы колебался от 8,2 до 17,8%.

– Иными словами, наибольший процент насилия над детьми приходится на долю несемейного насилия?

– Совершенно верно. Более 80% детей страдает от насилия со стороны чужих людей. Такого насилия в разы, в некоторые годы даже в 10 (!) раз больше, чем насилия со стороны членов семьи. Если же обратиться к теме родительского насилия над детьми…

– …теме, которая педалируется «детозащитниками» особенно упорно…

Дети страдают, прежде всего, от насилия вне семьи. Статистика свидетельствует: таких случаев почти 90%

– …то мы увидим, что на протяжении последних пяти лет удельный вес непосредственно родительского насилия ежегодно составлял от 6 до 11,6% от общего количества насильственных преступлений в отношении несовершеннолетних. То есть на долю неродительского насилия приходилось от 94 до 88%. Этот вывод опровергает искусственно созданный миф о преобладании в структуре насильственной преступности над детьми родительского насилия. Это очень важно знать для того, чтобы разрабатывать и применять меры профилактики правонарушений и преступлений, совершаемых против несовершеннолетних. Что касается непосредственно цифр, то зададим себе вопрос: какие это цифры? Мы говорим об относительных категориях, а ведь очень важно исследовать абсолютные показатели. Например, в 2009 году число детей, потерпевших от родителей, составило 4122 человека. А в 2013 году это число выросло до 5423 человек. Рост на 1000. Безусловно, это много. Но надо учитывать, что потерпевших от несемейного насилия в 10 раз больше.

– То есть несемейное насилие представляет собой куда большую проблему и для детей, и для общества?

– Конечно. И это тоже надо учитывать при разработке законов и профилактических мер.

– Давайте немного поясним. Где, как правило, происходят случаи несемейного насилия над детьми?

– Поскольку это насилие со стороны чужих лиц, то оно, как правило, происходит вне дома, где проживает ребенок: в чужих квартирах, подъезде, на улице, в парках, скверах, в школе… Где угодно. Подтверждением того, что дети в семье лучше защищены, нежели в любых других местах и сообществах, служит также коэффициент виктимизации по возрастным группам.

– Что это такое?

Коэффициент виктимизации малолетних в 5 раз ниже, чем коэффициент виктимизации подростков, проводящих больше времени вне семьи

– Виктимизация – это процесс или конечный результат превращения в жертву преступного посягательства. Есть еще понятие «виктимность». Оно обозначает способность стать жертвой преступления. А виктимизация – это уже факт. Так вот, подтверждением того, что дети в семье наиболее защищены, служит сравнительный анализ коэффициентов виктимизации малолетних детей до 14 лет и подростков от 14 до 17 лет (включительно). Коэффициент виктимизации малолетних в 5 раз ниже, чем коэффициент виктимизации подростков.

– О чем это говорит?

– О том, что семья (даже со всеми ее проблемами) благополучно оберегает детей и является сдерживающим преступность механизмом, а существующая в России система защиты детей работает успешно. И в связи с этим мы не можем говорить, что у нас в данной сфере серьезные проблемы. Динамика позитивная! К примеру, в 2013 году коэффициент виктимизации подростков от 14 до 18 лет был 497, 2 человек на 100 тысяч населения этой группы, а коэффициент виктимизации детей до 14 лет составлял 91,8 на 100 тысяч малолетних, проживающих в России. Вот показательный пример того, что семья – зона безопасности для детей!

– Наверное, сейчас такой большой разрыв между этими коэффициентами связан с тем, что детей стали позже отпускать «в свободное плавание»? Во всяком случае, в крупных городах. Если в 1980-е годы дети гуляли во дворе одни уже с 5–6 лет, то сейчас зачастую даже 10-летних детей не отпускают на улицу одних. Современные дети дольше находятся под надзором взрослых, и, соответственно, опасность стать жертвой преступления им угрожает гораздо меньше, нежели подросткам.

Любая бытовая травма детей, вплоть до синяков, подлежит проверке на наличие в действиях взрослых состава преступления

– Вы совершенно правы. Но еще играет роль то, что на федеральном уровне и в регионах принимаются дополнительные меры по защите детей от преступлений. Они выражаются в том, что сейчас любая бытовая травма, вплоть до синяков, особенно у малолетних, подлежит проверке на наличие в действиях взрослых, несущих ответственность за ребенка (родителей, если травма получена дома; учителей, если травма получена в школе и т.д.), состава преступления или правонарушения. То есть проверяется умышленная причастность взрослых к несчастному случаю. Подавляющее большинство детей нашей страны посещают детские учреждения и находятся в поле зрения специалистов: воспитателей, учителей, врачей, медсестер. Заметив какую-то травму, специалисты обязаны сообщить об этом в органы полиции для последующей проверки. Поэтому латентность подобных преступлений в отношении несовершеннолетних очень мала. Хотя, конечно, есть и высоколатентные преступления. Это, прежде всего, касается преступлений против половой неприкосновенности несовершеннолетних. Они очень трудно выявляемы, в основном по факту. Также весьма высока латентность и преступлений против нравственности. Подобные преступления в последние годы тоже растут, но совершаются они, в основном, опять-таки не родителями, а чужими людьми.

   
– Хочу заострить внимание на синяках. Не кажется ли вам, что если по любому синяку и царапине на теле ребенка тягать родителей в полицию и учинять расследование, то это будет способствовать невротизации семьи? Особенно запуганными окажутся мамы мальчиков, ведь мальчики подвижнее девочек, они чаще падают, чаще дерутся. Поэтому мамы, боясь ответственности, начнут еще сильнее опекать сыновей, и те будут расти несамостоятельными, трусливыми. А у нас и так уже ребром стоит проблема феминизации юношей, особенно в неполных и однодетных семьях. Ситуацию, казалось бы, нужно менять в обратную сторону, но пристальный контроль за каждой царапиной не позволит это сделать.

– Да, вы во многом правы. Важно не допускать перегибов. Кроме того, встает вопрос о мере ответственности родителей. Скажем, ребенок выпал из окна. Всегда ли родители в этом виноваты? Во всем ли можно их винить? Мы же понимаем, что большинство родителей в нашей стране вынуждены работать, чтобы прокормить семьи, детских садов не хватает. Да и неработающая мама чисто физически не может 24 часа в сутки непрестанно следить за ребенком. Несчастный случай может произойти даже в самой благополучной, заботливой семье, от этого никто не застрахован. Однако важно и не пропустить случаи систематически недобросовестного отношения родителей к своим обязанностям, в результате которого ребенок может оказаться в ситуации, угрожающей его жизни или здоровью. Поэтому в обязанности правоохранительных органов входит объективное исследование всех обстоятельств происшествия для принятия верного решения.

– Мне кажется, нет на свете людей, которые в детстве не получили бы какие-нибудь незначительные травмы, легкие ожоги и уж тем более синяки и царапины…

– Обвинительное отношение к родителям, которое в последнее время нередко демонстрируют чиновники, чрезмерно. Ребенок ошпарился кипятком из чайника. Виновата ли мама? Если виновата, то в чем? В том, что она чайник включила, или в том, что ребенка на цепочке не держит? Вопрос очень тонкий, и, наверное, нужно быть на стороне родителей, а не против них.

– Обвинительный подход предполагает, что родители спят и видят, как бы навредить ребенку. Но на самом деле, когда с ребенком происходит несчастный случай, для подавляющего большинства родителей самое страшное наказание – это то, что ребенок пострадал. Многие родители готовы сами заболеть, сами пострадать, лишь бы с ребенком всё было хорошо. А с позиций обвинительного подхода, характерного для сторонников ювенальной системы, получается, что есть некие компетентные органы, которые больше любят детей, чем родители, и всё время подозревают родителей в плохом отношении к детям.

– Конечно, это недопустимо. И мы рады, что на пленарном заседании X съезда уполномоченных по правам ребенка Павел Алексеевич Астахов подчеркнул важность соблюдения презумпции невиновности родителей. Чиновники должны относиться к родителям как к добропорядочным гражданам, честно выполняющим свои родительские функции, и быть на их стороне, рассматривая ту или иную ситуации. В том числе когда речь идет о каких-то несчастных случаях. Наказывать родителей следует только тогда, когда представлены веские доказательства злого умысла, намеренного причинения вреда. Еще раз вернусь к статистике. То, что коэффициент родительского насилия над ребенком значительно ниже, чем со стороны чужих лиц, а также коэффициент малолетних жертв преступлений существенно ниже, чем соответствующий показатель виктимизации подростков, как раз и демонстрирует, что дети находятся в большей безопасности именно с родителями, нежели без них. А значит, именно родители лучше всего защищают интересы своих детей.

– Почему же сейчас так педалируется тема семейного насилия?

– Любая программа и любой закон, которые планируется принять, должны быть актуализированы в общественном мнении.

– Значит, хотят принять новый закон? Какой?

– Я полагаю, речь идет о проекте Федерального закона о профилактике семейно-бытового насилия, с помощью которого пытаются ввести в том числе категории экономического и психологического насилия. В действующем Уголовном Кодексе таких понятий пока нет. Официально в соответствии с российским законодательством выделяются три вида насилия: физическое, сексуальное и психическое. Это весьма разумно, поскольку наличие данных видов насилия доказуемо экспертизами. В отличие от психологического насилия, наличие психического насилия устанавливается специалистами по последствиям.

– Какие это последствия?

– Например, ребенок совершил попытку суицида в результате травли. В УК РФ есть даже специальный состав преступления: «Доведение до самоубийства». Ребенка никто не толкал с крыши и не затаскивал в петлю, но он решился на самоубийство потому, что его поставили в условия, действительно невыносимые для психики. Либо, например, доказано, что именно в результате психической травмы у ребенка развилось психическое заболевание. Здесь всё можно доказать и выявить причинно-следственные связи.

Желание родителей знать, где и с кем ребенок проводит время, квалифицируется как преследование – один из видов психологического насилия

Психологическое же или экономическое насилие – это субъективные категории. Это настолько относительные, оценочные понятия, что установить их доподлинно невозможно. В данном случае делается акцент на внутреннем ощущении пострадавшего. Например, мне неприятно, как вы на меня посмотрели. Значит, я могу говорить о наличии психологического насилия с вашей стороны! В законопроекте о профилактике семейно-бытового насилия вообще очень интересно понимается психологическое насилие. Один из его вариантов – «преследование» со стороны членов семьи. С какой стати мне, как жене или как матери, запрещено искать встречи с близким мне человеком? Почему это расценивается как насилие? Желание матери общаться с ребенком, знать, где он, с кем, быть в курсе его жизни – вполне естественно. Говорить, что это насилие, просто некорректно. А под экономическое насилие можно подвести отказ родителя купить ребенку игрушку, компьютерную игру, сотовый телефон. Если ребенок считает, что таким образом его поставили в ущемленное положение, и испытывает дискомфорт, то в тех странах, где в правовые нормативные акты введено понятие экономического насилия, он может пожаловаться на родителей в суд. И суд определит «насильникам» меру наказания.

По моему мнению, понятия «психологическое насилие» и «экономическое насилие» искусственно криминализируют общество, а это очень опасная тенденция.

– На Западе множество подобных примеров. Девочка хотела устроить день рождения в кафе и позвать около 20 друзей, а родители сказали, что «не потянут», и предложили ограничить круг приглашенных. Суд встал на сторону ребенка, защищая его от экономического насилия. Известно о подобном случае и в Ставропольском крае.

– Хотя понятие «экономическое насилие» в нашем УК РФ еще отсутствует.

– Да. Несколько лет назад, когда в России активно продвигались ювенальные технологии, подросток, который плохо учился и прогуливал школу, пожаловался, что ему не дают карманных денег. Судья присудила каждый день давать ему по 200 рублей. В месяц выходило 6 тысяч – деньги при тамошних зарплатах немалые. На что он потратит эти деньги, защитников прав ребенка не волновало. Хотя общеизвестно, что в тех краях распространено потребление спайсов и других наркотиков. Да и компьютерные игры, на которые подсел этот мальчик, тоже вызывают зависимость сродни наркотической.

– Это перенос зарубежного опыта в сферу наших правовых отношений. Однако анализ ситуации с соблюдением прав детей в Западной Европе свидетельствует о том, что там права детей нарушаются гораздо больше, чем в России. У нас намного меньше изъятий детей, больше восстановления родителей в родительских правах. Мы не должны перенимать их опыт, раз он ведет к негативным последствиям.

– А если взять такую ситуацию: девочка переходного возраста решила переночевать у кавалера. Родители ее разыскивают, обзванивают подружек и, может быть, даже приходят забрать ее домой. Может ли такая, вполне естественная для нас форма родительской заботы и контроля быть расценена как «преследование»?

– Конечно. Если закон будет введен, то девочка будет знать, что закон защищает ее от «родительского преследования», и будет вольна бывать где и с кем ей пожелается, поступать как ей захочется в любой ситуации. Однако с учетом ее возраста и отсутствия жизненного опыта эта вольность может привести к опасным последствиям как для нравственности, так и для здоровья, а то и жизни. Также это будет повышать риск для несовершеннолетнего стать жертвой преступления, способствовать противоправному поведению самих детей. А родителей за их добрые намерения воспитывать, контролировать («преследовать») своих детей можно будет еще и привлечь к ответственности. И такой абсурд возможен всего-то в результате официального внесения в закон понятия «психологическое насилие»! Подобные перевертыши очень опасны!

   
– Особенно если учесть, что половые отношения между несовершеннолетними у нас законом не запрещены и не квалифицируются как педофилия. Кстати, насколько мне известно, в ряде европейских стран уже введены законы, согласно которым если ребенок старше 15 лет не ночевал дома, то родители не имеют права даже спросить у него, где он провел ночь. Захочет – сам расскажет. Не захочет – расспросы квалифицируются как вмешательство в его личную жизнь и нарушение прав.

– Думаю, ничего хорошего в этом нет. У нас такой подход будет противоречить не только нашим традициям, но и законодательству. Напоминаю, что во многих регионах России введен закон о комендантском часе для несовершеннолетних. После определенного времени они не имеют право выходить на улицу без сопровождения взрослых.

Приучение детей к труду, их помощь родителям может стать поводом для обвинений в экономическом насилии

Хочу привести еще один пример экономического насилия из законопроекта «О профилактике семейно-бытового насилия». В законопроекте сказано, что к экономическому насилию относится принуждение к тяжелому труду. Но, насколько мне известно, в нашей стране рабский труд несовершеннолетних – огромная редкость. Таких преступлений единицы в год. Что же касается принуждения к тяжелому труду в семье, то я просто не понимаю, как он должен выглядеть. У нас что, детей заставляют трудиться в каменоломнях или на рудниках? В российских семьях детей привлекают к помощи по хозяйству: дома и на приусадебном участке. Но если руководствоваться оценочным критерием, то к тяжелому труду можно будет отнести и помощь в уходе за младшими братьями и сестрами, и уборку квартиры, и мытье посуды. «Тебе тяжело было? – спросят у ребенка. – Ты, может быть, хотел бы в это время посмотреть телевизор или погулять?» И если ребенок ответит утвердительно, то родителей обвинят в принуждении к тяжелому труду. А ведь многие российские дети сейчас не приучены к труду, любая нагрузка может быть для них тяжела. Сколько проблем в семьях из-за того, что ребенок не хочет убирать игрушки или застилать свою постель! Хотя именно в интересах ребенка взрослые должны приучать его к труду. Это совершенно необходимый навык в жизни, без которого нельзя самостоятельно прожить, создать семью, вырастить детей, достичь успеха, наконец! Вспомним систему А.С. Макаренко, который благодаря трудовому воспитанию превращал юных преступников в сознательных, добропорядочных граждан, возвращал их в общество и доказал, что трудовая терапия, приемлемая, без перегибов, является важнейшим методом воспитания. Так что объявление тяжелым трудом нормального трудового воспитания можно расценивать как посягательство на нашу культуру, на наши традиции.

– И, в конечном счете, на психику детей. Мы же знаем, что трудотерапия очень эффективно применяется в работе с психическими отклонениями. Например, при обучении и социализации умственно отсталых детей и подростков. Это форма коррекции.

– Совершенно верно.

– На какой стадии находится принятие законопроекта о профилактике семейно-бытового насилия?

– Он рассматривался на Совете по правам человека и был там одобрен. Но в Государственную Думу не поступил, потому что когда его представили Президенту, то глава государства предостерег от излишнего, неоправданного вмешательства в семью и посоветовал организовать широкое общественное обсуждение законопроекта. Однако текст законопроекта прячется от общества. Он до сих пор не выложен даже в Интернете. Мне удалось его достать, но широкая общественность лишена возможности ознакомиться с его текстом.

– И все-таки почему столь разнятся данные по насилию над детьми?

Спрашивают у малыша: «Тебя мама обижает?» А мама «обижает» тем, что не дает есть снег, но это никого не интересует

– Всё зависит от методологии исследования. Если за основу понимания насилия брать то, что на сегодня закреплено в законодательстве, то мы получим цифры, которые я привела в начале интервью. Если же понятие насилия расширить, включив в него экономическое и психологическое насилие, тогда и цифры существенно возрастут. Ведь в эти категории можно включить всё что угодно. В одном из пленарных докладов, представленном на X съезде уполномоченных, говорилось об опросах, проводившихся с целью исследования уровня насилия среди детей, и звучали ужасающие цифры о якобы угрожающем уровне родительского насилия. Каким образом это выяснялось? Речь же идет не о преступном насилии, поскольку оно попало бы в данные статистики ГИАЦ МВД и насильники уже сидели бы в тюрьме, а не водили бы своих детей в детский сад. Поскольку опрашивали и дошкольников, наверное, у них интересовались: «Тебя мама обижает? Наказывает?» А то, что мама обижает ребенка тем, что не дает ему есть снег или ставит его в угол в наказание за драки с младшим братиком, уже никого не интересовало. Важна была субъективная оценка ребенка. Но самое главное, что, расширяя понятие насилия, мы должны применять такое расширенное понятие к обществу в целом, а не только к семье. Применив подобное понимание насилия к обществу, мы увидим, что и там уровень насилия автоматически вырастет. Поэтому пропорция между семейным и несемейным насилием сохранится. Тоже будет разница в 10 раз, а то и больше, ведь в семье люди друг друга любят и стараются уступать, а в современном обществе закон любви действует гораздо реже. Допустим, кто-то толкнул меня в транспорте. Вот вам и насилие! А потом вперед меня вскочили в вагон и заняли место, которое я облюбовала для себя. На работе на меня повысили голос, в магазине невежливо ответили… И получится, что везде одно насилие!

– В последние годы приходилось слышать о случаях, когда в семьях не было никакого насилия, но семья из-за какой-то трудной жизненной ситуации попадала под прицел органов опеки, и чиновники, нацелившись на изъятие детей, обвиняли родителей в жестоком обращении. Порой бывало даже, что изымали ребенка из дома, а в протоколах писали, что нашли его на улице. А когда начиналось разбирательство, оказывали давление на родителей, вынуждая их признаться в жестоком обращении с детьми и угрожая, что иначе им детей не вернут. Некоторые родители отказывались и вступали в тяжелую борьбу. А другие сдавались и подписывали всё, что от них требовалось. Такие случаи, естественно, пополняли соответствующую статистику. Что можно посоветовать родителям, которые, не дай Бог, столкнутся с подобной ситуацией?

– Если такое существует, то это, безусловно, должностное преступление. Родителям следует повышать уровень своего правового сознания и образования и знать, что никаких бумаг на себя писать они не должны. В подобной ситуации нельзя паниковать и идти на уступки. Необходимо отстаивать свои права. Помнить, что ты не один. Существуют множество правозащитных организаций, в том числе родительских, например АРКС (Ассоциация родительских комитетов и сообществ), где можно найти поддержку. Защищать свои права родители могут наравне с другими гражданами. Механизмы защиты те же.

– Куда им обращаться?

– В суд. Также можно пожаловаться на действия чиновников в полицию или прокуратуру. А еще имеет смысл обратиться в СМИ и привлечь внимание общественных организаций, защищающих права граждан. К примеру, обратиться в Общественный совет по защите семьи и традиционных семейных ценностей при Павле Астахове. Каждый случай таких обращений будет проанализирован, и при необходимости родителям, безусловно, будет оказана поддержка.

С Еленой Тимошиной
беседовала Татьяна Шишова

12 ноября 2014 года

http://www.pravoslavie.ru/jurnal/75050.htm

+2

7

Монахиня Нина (Крыгина). Роль СМИ в разрушении традиционных полоролевых моделей и семейных ценностей

Человек формируется как личность в процессе социализации. Средства массовой информации выступают при этом одним из основных каналов формирования общественного и индивидуального сознания. Человек всегда является представителем определенного пола - мужского или женского. Процесс социализации мальчиков и девочек, мужчин и женщин существенно отличается друг от друга и предполагает усвоение ими моделей полоролевого поведения. С точки зрения В.И. Кагана, половая роль - это модель социального поведения, комплекс ожиданий, стереотипов, требований, адресуемых обществом людям мужского или женского пола. Она всегда зависти от особенностей той культуры, в которой человек воспитывается.

В дореволюционной России основная система ценностных ориентаций, регулирующая жизнедеятельность большинства представителей российского населения, определялась православным вероисповеданием. Государственная идеология выстраивалась на тех же основаниях, так как до 1917 года церковь не была отделена от государства. Следует особо отметить, что в православии предусматривается четкое распределение полоролевых обязанностей, ожиданий, предписаний, моделей поведения, основанных на взаимодополняемости полов и признания семьи как безусловной ценности. Семейные полоролевые модели четко очерчены: мужчина должен быть главой семьи, добытчиком и защитником; от женщины прежде всего ожидается, что она будут хорошей матерью, женой, хозяйкой. Дети воспринимаются родителями как дар Божий и воспитываются в уважении к старшим.

Октябрьский переворот повлек за собой не только смену политического строя, но и резкую смену идеологии, приведшую к ломке традиционных полоролевых представлений и ценностей и, в конечном счете, к революции семейных отношений. Через СМИ активно пропагандировался новый эталон советского человека. Мужчины и женщины уравнивались в правах и обязанностях, всем гарантировалось равенство, от всех ожидалась одинаковая отдача физических и интеллектуальных сил. Семья перестала рассматриваться как безусловная ценность. Половая принадлежность в рамках данной идеологии просто не имела значения, так как прежде всего была важна функция работника.

Такая государственная семейная политика повлекла за собой целый комплекс негативных последствий, которые констатируют специалисты разного профиля (Ю.Е. Алешина; А.С. Волович; А.И. Антонов, В.М. Медков и др.). Наиболее значимыми среди них являются следующие: 1) рост разводов; 2) рост абортов; 3)сокращение количества детей в семье; 4) увеличение количества безнадзорных детей (подчеркнем, что именно безнадзорных, а не безпризорных); 5) рост социальных сирот.

Для постсоветского периода характерна пропаганда через СМИ чуждых россиянам западных эталонов жизни в целом и полоролевых моделей в частности. При этом следует помнить, что изменение традиционных моделей полоролевого поведения в конечном счете неизбежно приводит к разрушению всего уклада жизни, принятого в той или иной культуре.

Наиболее зримо процесс разрушения моделей полоролевого поведения просматривается, на наш взгляд, при анализе результатов исследований психологов, изучающих проблему гендерных образов рекламы и проблему материнства как составной части половой идентификации женщины.

При изучении психологических механизмов рекламы на потребителя было установлено, что она может выступать в качестве одного из наиболее эффективных рычагов нормативного и информационного давления. Как утверждает Е.И. Кравченко, рекламодатели подспудно сообщают, чего от Вас ожидают окружающие в более или менее типичной ситуации, каковыми должны быть ваши действия. Рекламодатели, предлагая свой товар, одновременно "продают" потребителю и версию социального мира, взаимоотношений в нем. Ю. Вильямсон очень точно подметил, что реклама не говорит просто "купи эту вещь", она осуществляет подмену и говорит: "Подари себе хорошее настроение, здоровье, уверенность в себе, сексуальную привлекательность для другого пола, будущую благодарность детей, самоудовлетворение... Мы покупаем не мороженое, колготки, шампунь, дезодорант или таблетки, а свое положение в обществе, на работе, в семье, на вечеринке, в школе, свое отношение к другим людям, свой образ и имидж, мы покупаем благодаря рекламе "самих себя".

Согласно М. Фуко, предложение о товарах и услугах составляет "первичный дискурс" рекламы, а представление об обществе, взаимоотношениях в нем - ее "вторичный дискурс". Именно ее вторичный дискурс отсылает зрителя (слушателя) к другим смысловым кодам, другим, не явным, не видным, но имеющим первостепенное значение иерархиям. В первичном дискурсе может идти речь, например, о том, насколько чисто стирает тот или иной порошок, как прекрасно работает новая кухонная техника, какой незабываемый запах у этих духов и т.д. А вторичный дискурс информирует о том, кто стирает (должен стирать) порошком, кто готовит (должен готовить) пищу, кто принимает (должен принимать) решения и как надо себя вести, чтобы преуспеть в жизни.
Для того, чтобы реклама достигала поставленной перед ней цели, она должна прежде всего привлекать внимание потенциального потребителя. В настоящее время установлено, что одним из самых желаемых и, соответственно, одним из самых главных символов в мифологии потребления стала женщина, ее образ; далее по силе эффекта привлекательности следуют дети, затем животные, особенно домашние, и только потом - мужчины. Таким образом, именно женский образ, та или иная модель женского полоролевого поведения наиболее активно навязывается через рекламу.
alt
По меткому определению И.В. Грошева, современная реклама нередко представляет собой рекламно-порнографический жанр. Данный психолог подчеркивает, что женское тело, демонстрируемое сегодня на российской рекламной панели, в большинстве случаев можно метафорически назвать "телом западной рекламы".

И.В. Грошев также отмечает, что в последнее время в рекламе образ женщины и мужчины трансформируется в совершенно непривычном для отечественного зрителя ракурсе. Через рекламу стал транслироваться образ женщины более независимой, активной, уходящей от привычной роли жены, матери, демонстрирующей на невербальном уровне высокомерную манеру поведения (при этом в подтексте можно ощутить неприязнь, которую она испытывает по отношению к мужчине), а образ мужчины, напротив, - более инфантильный, безпечный, менее ответственный и особо не стремящийся опекать других.

Таким образом, через рекламу предлагается не только товар, но и определенная система ценностей, образ жизни, не вписывающийся в традиционные полоролевые модели поведения и подспудно разрушающие их, а вместе с ними и всю систему взаимоотношений человека, включая семейные.

Отечественные психологи отмечают, что одним из показателей неблагополучия современной российской семьи является продолжающийся стремительный рост социального сиротства. Российская действительность такова, что 90% детей сирот являются социальными сиротами (то есть сиротами при живых родителях). В "Концепции предупреждения социального сиротства и развития образовательных учреждений для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей" отмечается, что "долгие годы в нашей стране теоретически и практически утверждается приоритет общественного (обезпечиваемого государством) воспитания над семейным... Порой самоустранение родителей достигает гипертрофированных форм, когда они бросают своих детей на произвол судьбы или даже отказываются от них. Отсюда - значительный рост социального сиротства в стране". На наш взгляд, высокий процент социальных сирот можно рассматривать в качестве своеобразного индикатора полоролевой дезадаптации личности на уровне усвоения родительских ролей.
Поддержание столь высокого процента социальных сирот в современной России, на наш взгляд, способствует и пропаганда через СМИ западной системы ценностей с установкой на независимость, личностный успех в противовес ценности семьи и материнства в частности. В этом случае, как отмечает Г.Г. Филиппова, рождение ребенка для женщины вполне может стать средством для достижения целей самореализации, что будет свидетельствовать о замене самостоятельной ценности ребенка на ценности из других потребностно-мотивационных сфер. А это, как было установлено в исследованиях О.В. Баженовой, Л.Л. Баз, О.А. Копыл и др., самым неблагоприятным образом сказывается на материнско-детском взаимодействии и на последующем личностном и полоролевом развитии ее ребенка.

Таким образом, в современной России отмечается пропаганда через СМИ западной системы ценностей, разрушающей традиционные модели полоролевого поведения, включая семейные. Если данную тенденцию не остановить, то следует ожидать дальнейший рост личностных и социальных проблем.

Библиографический список:
1. Грошев И.В. Гендерные образы рекламы // Вопросы психологии.- 2000.- №6.-С.38-49.
2. Коллоквиум "Семья в России: христианский брак и воспитание детей" // Вопросы психологии. - 2000. - №6. - С.146-148.
3. Клецина И.С. От психологии пола - к гендерным исследованиям в психологии // Вопросы психологии. - 2003. - №1.- С.61-78.

+3


Вы здесь » "Православная дружба и общение". » Ювенальная диктатура » Концепция семейной политики